RSS
СТАТЬИ

Ася Казанцева: "Если у вас есть бабушка, которую вы любите, то научите ее ловить покемонов"

Если она против, то хотя бы ходите с ней гулять"
Ася Казанцева - научная журналистка, популяризаторка науки, известная благодаря лекциям и книгам о иррациональную человеческое поведение. Лауреат премии "просветителей", автор двух книг-бестселлеров о иррациональную человеческое поведение. По образованию - нейробиолог. Своим общественно полезным задачей считает создать первичную заинтересованность. Часто Ася ездит в разные города и читает там лекции, в частности, вот уже третий год подряд - в Украине. Мы воспользовались случаем и расспросили ее о том, как спорт влияет на мозг. И не только.
Ася Казанцева: "Если у вас есть бабушка, которую вы любите, то научите ее ловить покемонов" Ася Казанцева. Фото: Дмитрий Чернов / dataart.ua

Ася Казанцева начала лекцию с извинений за общение на русском языке. Предложила проголосовать. Слушатели, большинством голосов избрали русский, вместо английского.


Фото: 15х4

Я обычно начинаю свои лекции во Львове с извинения за то, что говорю на русском. Мы обещали вам этот раз синхронный перевод, у нас ничего не получилось. Если брать в аренду наушники, то это будет стоить дорого, а запад - некоммерческий. А если после каждой моей фразы делать паузу, чтобы перевести ее на украинский, то получится несколько странно, поскольку большинство тех, кто сюда пришел, и так меня понимают. But if you want we can try to switch into English.

Наука вне политики

Ася признается, что не знает, как ей следует относиться к тому, что некоторые люди в Украине против проведения лекций.

У меня здесь явно слабая позиция в переговорах: они граждане Украины, я гражданин враждебного государства, поэтому по умолчанию, в любой спорной ситуации, моральная правота за ними. 

Журналистка добавляет, что ей важно то, что она видит других граждан Украины, которые хотят приходить на лекции, и приходят. 


Ася Казанцева. Фото: 15х4

Должна ли я лишать их такой возможности из лояльности к Украине? Как по мне, звучит довольно глупо.

В свое оправдание могу сказать, что все мои лекции в Украине проводятся в сотрудничестве с сообществом "15х4" на некоммерческой основе: с бесплатным входом, я не получаю за них гонораров. В случае с Украиной - это принципиальная позиция. Вот у меня этой зимой в Киеве была лекция, на которую пришло 700 человек. Если бы мы брали деньги за вход, пришло бы, возможно, 400, но это была бы все равно большая сумма денег. Я взяла свою часть этой суммы, увезла домой и влила бы в российскую экономику. Я не планирую побуждать граждан Украины вливать деньги в российскую экономику даже в моем лице, по крайней мере до того, как хоть что-то изменится к лучшему в отношениях наших стран. Если это вообще произойдет при моей жизни.

"Человек сначала научились бегать, 
а после этого уже поумнела"

Лекторка поднимает вопрос почему бег мог помочь нам поумнеть. И как это могло произойти. У человека есть целый ряд анатомических особенностей, которые хорошо объясняются не столько прямохождением как таковым, сколько склонностью к бегу. Это и развитые ягодичные мышцы, и узкая грудная клетка - для снижения сопротивления воздуха - и безволосисть, которая в сочетании с развитыми потовыми железами помогает эффективно отводить тепло.

Она спросила у слушателей, кто, по их мнению, лучше бегает: человек или лошадь. Большинство слушателей ответили, что лошадь.

Когда мы говорим о короткие дистанции, то лучше бегает конь. Он бежит быстро. Но если лошадь бежит в полную силу, то достаточно быстро устает. Человек бежит не так быстро, но она может бежать дольше. Чем длиннее дистанция, тем больше шансов у человека обогнать лошадь.

Человек сначала научились бегать, а после этого уже поумнела. Возможно, бег в определенной степени помог нам в этом. Ася отмечает, что люди, которые ведут более активный образ жизни демонстрируют лучшие интеллектуальные способности. 

Даже час велотренировки помогает людям лучше справляться с различными задачами, в первую очередь связанные с вниманием и рабочей памятью. Результаты различных тестов на интеллект улучшаются даже после разового тренировки. Однако, разовое тренировки не влияет на долговременную память, и в целом положительные эффекты от нее длятся недолго.

Спорт улучшает кровоснабжение 

Вы куда-то двигаетесь, быстро идете, бежите, плывете, едете на велосипеде, у вас повышается частота сердечных сокращений и кровоснабжение мозга. Чем сильнее вы занимаетесь, тем больше крови поступает в сонную артерию. Но здесь есть нюансы: общая сонная артерия разделена на две ветви. Внешняя - поставляет кровь в мышцы и кожу головы. Внутренняя идет в мозг. Когда вы увеличиваете нагрузку, сначала это приводит к повышению кровоснабжения в обеих ветвях сонной артерии. Но при высоком уровне нагрузки, около 80% от максимума, кровь уже поступает преимущественно в наружную сонную артерию, так как приоритетной задачей для организма становится отвода тепла, защита мозга от перегрева. Если мы двигаемся на пределе своих возможностей, никакой пользы от этого для мозга нет. В лаборатории это исследуют с помощью достаточно трудоемких методов, в том числе люди занимаются в маске, которая нужна, чтобы оценивать их уровень потребления кислорода. В реальном спортзале у вас такой маски нет, но можно опираться на максимальную частоту пульса. 

Классический расчет: 220 минус возраст. Если мне 30 лет, то мне не нужно бегать на 190. Можно бегать максимум на 160 или даже 130. Вам нужно спокойно бежать по дорожке со скоростью 7 км в час и не комплексовать, что вы бежите медленнее, чем все фитоняшкы, потому что они не читали научную литературу и не слушали лекций.

Танцуйте, ходите пешком, катайтесь на велосипеде

Ставить рекорды не полезно, уверяет Казанцева.

Полезен не так спорт, как физкультура. Полезно ходить пешком (хотя бы 120 минут в неделю хождения пешком - это приемлемый минимум. Но лучше 150, конечно. А лучше еще больше). Полезнее ходить пешком быстро, танцевать, плавать, ездить на велосипеде. 

Профессиональный спорт инвалидизирует, потому что это работа на пределе возможностей. Стать олимпийским чемпионом и остаться здоровым человеком - практически невозможно, добавляет Ася.

20 минут физической активности намного лучше, чем 0 40 минут лучше, чем 20. 60 минут - всего лишь немного лучше, чем 40. А 80 минут уже вряд ли лучше, чем 60. Да и вообще, если вы 12:00 в день ходите пешком, то жить вам когда?

Важна регулярность. Когда люди перестают заниматься спортом и 10 дней пролеживают на диване, то у них ухудшается кровоснабжение мозга, потом может отразиться на интеллектуальной деятельности.


Иллюстрация: из личного архива Аси Казанцевой (для увеличения нажмите на изображение)

Кардиотренировки, пожалуй, полезнее, чем силовые, с точки зрения развития мозга, ведь лучше способствуют его кровоснабжению.

Ася отмечает: Если у вас есть бабушка и вы ее любите, то научите его играть в покемонов. 

Тезис вызвал улыбки среди присутствующих в зале. 

Если она против, то хотя бы ходите с ней гулять. Это лучшее, что вы можете сделать для своей бабушки. 

Она объясняет, что для молодых людей дополнительная физическая активность не катастрофически важна, потому что они в принципе обычно довольно много ходят пешком. Этого достаточно для поддержания нормальной работы мозга. А если ваша бабушка сидит дома, то это очень плохо отражается на его здоровье и интеллектуальных способностях. У пожилых людей разница между теми, кто вообще не двигается и теми, кто движется хотя бы немного - очень серьезная. Если даже по 3:00 в неделю медленно идти куда-нибудь, со скоростью 4 км в час, то этого достаточно, чтобы рабочая память была на треть лучше, чем у тех, кто ходит 40 минут в неделю, или меньше. 

BDNF, NMDA и ассоциации 

Спорт не только улучшает кровоснабжение мозга, но и способствует выработке белка под названием BDNF, который, в свою очередь, очень важный для нейропластичности.

Нейропластичность - способность нервных клеток в течение жизни выращивать новые синапсы, новые связи друг с другом. Это самое главное, что лежит в основе обучения. Если кратковременная память - это усиление проводимости синапсов, то долгосрочная - это рост новых связей между нейронами. Любое обучение анатомически меняет ваш мозг.

Чем больше BDNF есть, тем лучше у вас работает память. Также, BDNF работает с рецепторами NMDA, главными рецепторами для памяти, для формирования ассоциаций. Они нужны для того, чтобы выстроить новые синапсы между двумя группами нейронов, которые активировались одновременно. 

Вы, например слушаете песню «Yellow Submarine» и видите своего бойфренда. У вас одновременно активизируются нейроны, которые слушают песню и нейроны, которые воспринимают бойфренда. Где-то между ними есть контакт и молекулы NMDA. Они замечают совпадение этих событий во времени, и способны инициировать образование более прочной связи между соответствующими группами нейронов. Биологический смысл примерно такой: "иди на звуки песни и найдешь там бойфренда" - именно этот пример звучит забавно, но вообще способность формировать подобные ассоциации весьма полезна для выживания в дикой природе. Побочный эффект заключается в том, что песня теперь будет ассоциироваться с бойфрендом, даже после того, как вы разошлись. 


Иллюстрация: из личного архива Аси Казанцевой (для увеличения нажмите на изображение)

Ученые до конца не уверены, могут у взрослых людей образовываться новые нервные клетки: долгое время считалось, что нет, потом - да, а сейчас как раз происходит новая волна научной дискуссии. Но новые синапсы образуются точно. А вот в случае грызунов образования новых нервных клеток хорошо изучено. Причем, интересно, что они появляются и выживают наиболее эффективно, если животное, с одной стороны, движется, а с другой стороны, учится чему-то новому, живет в обогащенной среде. Новые нейроны должны чем-то заниматься, им нужны задачи для того, чтобы они работали.

Если ваша жизнь скучна, бедное, "беспросветное" и учится вам нечему, какая вам польза от того, что у вас образовывались новые нейроны? Возможно, они образовались и вскоре погибли, потому что вы их не привлекали в какую-то деятельность. Но если вы создали себе новые нейроны и попали в обогащенное среду, то каждый из них находит себе дело и хранится.

Наукпоп - мостик между наукой и обществом

Ася искренне делится, что лучшая профессиональная награда для нее - когда люди пишут ей, что они все бросили и пошли на биофак.

Там они, конечно, поймут, насколько упрощенно я все рассказывала и будут недовольны. Когда человек занимается настоящей наукой ее может раздражать популяризация любимой отрасли знаний - она ​​видит, как много деталей и подробностей остается без внимания. Но моя задача состоит не в том, чтобы рассказать все. 

Популяризаторы науки не обучают и не объясняют, а скорее открывают некоторую сферу и надеются, что потребители информации захотят узнать еще больше. 

Казанцева убеждена, что популярными становятся те, кто может вызвать эмоциональную реакцию у слушателей. Она понимает, что эта реакция неизбежно может быть как положительной, так и отрицательной. 

Как и в любой знаменитости, у меня есть Хейтер - люди, которых я сильно раздражаю на эмоциональном уровне. В моем случае это полезно, потому что они тратят очень много сил на то, чтобы выискивать у меня ошибки, так что иногда с такой критики удается вытянуть что-то полезное для работы. 

Она добавляет, что не помнит примеров, чтобы ее ненавидели ученые.

Популяризаторы строят мостик между наукой и обществом. Это, в конце концов, идет на пользу ученым: люди начинают понимать, что такое наука и зачем она вообще нужна. В результате относятся к ним с большим уважением. 

"Доверять мне не нужно. 
Доверять надо вообще никому"

Но хорошие популяризаторы опираются на источники

На каждом слайде презентации Аси есть ссылки на источник. Признается, что у нее есть надежда, что те, кого заинтересовала тема, перейдут по ссылке и прочитают исходную статью, чтобы понять насколько адекватно она рассказывает научные исследования. И перечтут также другие статьи. Чтобы убедиться, выбрала она новые и правдивые исследования или нет. 

В научных журналистов никогда не возникает проблемы "откуда брать информацию", поскольку количество научных исследований в мире невероятно велика, добавляет Ася. Ежегодно выходит более полутора миллиона научных статей. По ее словам, прочитать все невозможно. Нужно выбирать наиболее качественные и полезные для аудитории. проблема заключается не в том, чтобы найти информацию, а в том, чтобы выбрать, что именно с этого использовать. 

Работа Аси Казанцевой и других научных журналистов, похожа на работу скульптора. Нужно вырезать все то, что кажется ненужным и лишним.

В разговоре журналистка заметила, что все проблемы общества можно свести к тому, что мы эволюционировали совсем не в тех условиях, в которых сейчас живем. Она пояснила, что на практике это означает, что мы эволюционировали в условиях, когда у нас не было доступа к научной информации. 

Очень долго у нас вообще не существовали науки. Лет 200 назад появился научный метод, 20 лет назад - Интернет, который позволяет сопоставить действия исследованиям. При этом, надо было как-то жить, а мы, люди, очень склонны делать выводы на основе сознательно недостаточной информации. Поэтому и существуют крайне устойчивые стереотипы и мифы, связанные с тем, что кто-то когда-то что-то случайно заметил. 

Ася пошутила о открытые окна в маршрутках. 

Кто-то когда-то ехал в маршрутке с открытым окном и после этого простудился. Может и случайно, но он запомнил: "ага, маршрутка с открытым окном вызывает простуду". Запомнил и рассказал всем своим детям. 

Одна из задач науки - отделять зерна от плевел, делать контролируемые исследования. То есть посадить 100 человек в маршрутке с открытыми окнами и 100 человек с закрытыми и сопоставить, кто из них заболеет с большей вероятностью. Пока такие исследования не проведены, говорить не о чем с научной точки зрения, добавляет она.

Как вести спор 

Ася замечает, что не имеет существенного значения с кем именно мы спорим

По ее мнению, важно находить индивидуальный подход и пытаться найти именно те аргументы, которые покажутся правильными. Не всех людей убеждают научные исследования, ли не все лояльно относятся к научным исследованиям, но их может убедить яркий и конкретный пример, или необычный поворот темы. Для того, чтобы их найти, человек должен быть достаточно глубоко погруженной в тему.

Экспериментальная психология с нейробиологией учат нас тому, что индивидуальные различия между людьми более значимы, чем межгрупповые. Говорить, что пожилым людям труднее изменить свое мнение, чем моложе - неправильно, все люди разные. Здесь важно понимать, что две группы могут отличаться друг от друга по какому-либо признаку, а на основании принадлежности к какой-то группе невозможно сказать ничего конкретного о отдельную взятого человека.

В этом смысле важно, чтобы было много разных популяризаторов науки. Потому что они работают с различными жанрами, и есть надежда, что там, где не получится у одного, сможет другой.

Ася отмечает, что смысл пытаться становиться научными журналистами в Украине. В России и Украине были разные процессы развития наукпопу. 

Что здесь, что там он исчез в 90-е, но в России ранее началось активное возрождение, причем там это была инициатива сверху: появлялись соответствующие рабочие места в редакциях, например фонд "Династия" издавал книги. В Украине же, инициатива исходит преимущественно снизу, чаще всего на волонтерских началах. Наукпоп развивается интенсивно, но на энтузиазме тех людей, которым это интересно.

Удивлять и удивляться

Сейчас Ася пишет сиреневую книгу (третья, после желтой "Как мозг заставляет нас делать глупости!» И розовой "В Интернете кто-то ошибается!"), Посвященную мозга. Она замечает, что самое сложное - придать книге линейной структуры. Книга о мозге похожа на сам мозг: все связано со всем.

Если все будет хорошо, я напишу ее осенью, а выйдет она весной 2019 года. В более реалистической ситуации я напишу ее весной, а выйдет она осенью 2019 года. Книга посвящена тому, как на наших глазах исчезает пропасть между нейробиологией и психологией. Для любого нашего выбора, решения, эмоции, существуют конкретные нейронные контуры, которые за это отвечают. На эти нейронные контуры можно влиять во многих случаях.

Самая идея заключается в том, что мозг можно узнать и он материален. Так, в нем происходит много сложных процессов, но нейробиология делает фантастические успехи, и сегодня мы знаем о мозге гораздо больше, чем могли мечтать 10 или 50 лет назад.


Иллюстрация: из личного архива Аси Казанцевой (для увеличения нажмите на изображение)

Ася говорит, что работа позволяет ей постоянно удивляться.

Больше всего в последнее время меня захватили исследования вентромедиальных префронтальной коры. Эта зона связана с оценкой эмоциональной информации. С тем, как мы оцениваем наши моральные выборы, решения в контексте тех эмоций, которые они вызывают. 

Люди с повреждением вентромедиальных префронтальной коры принимают многие решения по-другому. Они действуют более утилитарно и оценивают последствия, а не намерения.

"Моральная дилемма"

Ася приводит пример, чтобы проиллюстрировать это явление.

Представьте, что вы пришли с подругой на химический завод. Подруга попросила кофе, и вы пошли наливать ей кофе. Вы увидели у кофемашины контейнер с каким-то белым порошком с надписью «сахар». Вы взяли этот сахар и положили в кофе подруги. Подруга выпила кофе и умерла, потому что на самом деле это был не сахар, а яд, забытая на химическом заводе.

А теперь представьте другую ситуацию. Вы с подругой на экскурсии на химическом заводе. Вы пошли покупать ей кофе и увидели контейнер с надписью "токсично, опасный яд". Но ваша подруга вам надоела, и вы решили ее отравить, положив две ложки этого яда. Она выпила кофе, но не умерла, потому что надпись был перепутан и в контейнере на самом деле был сахар. Насколько приемлема ваше поведение в этой ситуации?

Все обычные люди говорят, что в первой ситуации героиня не очень виновата, а во второй сильно виновата, хотя в ней и не получилось убить подругу. А люди с повреждением вентромедиальных префронтальной коры не воспринимают эту логику. Они убеждены, что в первой ситуации девушка более виноватой. Ведь во второй ситуации подруга осталась жива, соответственно, все в порядке. Они оценивают ситуацию только по фактическому итогом и слепые к моральным тонкостей, которые очевидны для обычного человека.

Это одна из многочисленных историй о связи нейробиологии с психологией, о том, что есть конкретные зоны мозга, которые делают нас теми, кем мы есть.

Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

19 06 2018 00:13
МЕДИА
iPRESS советует
СТАТЬИ