RSS
ПОЛИТИКА СТАТЬИ

Теократия "на рубеже": что происходит с Ираном?

После подавления массовых беспорядков в 2009 и в 2014 годах, когда КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции) буквально поставил под контроль каждый студенческий бар, в "стихийно организованные" демонстрации протестов может поверить только очень наивный человек
Массовые протесты в ИРИ (Исламская Республика Иран) начались в четверг, 28 декабря, во втором по величине городе страны - Мешхеде. С тех пор митинги прошли по меньшей мере в 20 городах, в том числе и в столице - Тегеране. В них приняли участие в зависимости от города от нескольких сотен до десятков тысяч человек. Большинство международных СМИ и экспертов сразу же заговорили о революции против клериков, вмешательства "третьих сил", массовый бунт иранцев, которые устали жить в диктатуре исламских догм и о всюдисющу "руку Пентагона". В то же время, настоящие реалии того, что происходит в Иране, как всегда могут быть немного глубже по своей сути, не такими интересными и захватывающими, как это хотелось бы видеть редакторам breaking news и сотням "экспертов", в том числе и в Украине. Последние даже заговорили о падении великой исламской "империи" и даже сравнили Иран с Россией. iPress.ua попытался "копнуть глубже" и разобраться, что происходит в этой непростой для анализа стране.
Теократия "на рубеже": что происходит с Ираном? Фото: EPA / aljazeera.com

Адекватно объяснить то, что происходит в Иране без анализа сути и принципов этого уникального государственного устройства, представляется невозможным и неправильным. Поэтому, чтобы понять причины и возможные последствия протестов в крупнейших городах страны, мы решили сначала разобраться а чем же является сегодня Иран.

 

Что сегодня представляет собой Исламская Республика Иран?
Кто такой Рахбар и почему его слово - закон?

Что мы знаем об Иране и его жителей? Видимо то, что это одна из самых древних цивилизаций. История Ирана по письменным источникам охватывает почти пять тысяч лет. История государственности - тоже одна из древнейших в мире. На протяжении веков иранцы занимали ключевое место на политической карте Среднего Востока и по сегодняшний день играют одну из доминирующих ролей в едва ли не самом важном с точки зрения геополитики регионе мира - Западной Азии, куда относят Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральную Азию. Страна имеет достаточно выгодное геостратегическое положение, являясь одновременно и Средневосточный, и кавказской, и центрально-азиатской, и каспийской страной, а также омывается водами Персидского и Оманского заливов Индийского океана. Все «болевые точки» региона, так или иначе, связаны с Ираном. Внутренние проблемы: этнические, религиозные, военные, экономические, проблемы беженцев, наркобизнеса, терроризма и сепаратизма не проходят без участия Ирана.

Началом отсчета для современного Ирана стала исламская революция в 1979 году, завершившейся свержением последнего шаха Мохаммеда Реза Пехлеви (которого часто называли американским "протеже") и приход к власти клериков во главе с аятоллой Хомейни. Это событие стало одним из наиболее определяющих не только для региона, но и для всего мира. Кроме того, революция в Иране радикально изменила геополитическую ситуацию в регионе, поскольку в ее результате состоялся "второй нефтяной шок", после чего цены на нефть резко выросли, что отразилось на экономике многих государств. Установление исламской модели власти, в богатом на энергоносители Иране, поставило под сомнение неформальное лидерство влиятельных монархий Аравийского полуострова в мусульманском мире. Сегодня Иран, наряду с Ватиканом, является уникальной в современной мировой практике теократическим государством.


Протести під час ісламської революції 1979 року. Фото: Tabriz.ir

Основу иранской формы государственного устройства составляет ислам шиитского толка, точнее, те его формы, которые касаются всеобъемлющих планов ислама по управлении обществом и распространению исламских принципов.
 
"Краеугольным камнем" настоящего государственного строя в Иране является концепция исламского правления "велаят-э-Факих" (то есть опека народа знатоком исламских законов), разработанная аятоллой Рухолла Хомейни. Суть "велаят-э-Факих" заключается в том, что при отсутствии имама праведные богословы имеют право управлять нацией. Вся полнота власти должна быть сосредоточена исключительно в руках образцового законоведами - рахбара. При этом, Конституция и парламент призваны оформлять толкования положений шариата, а исполнительные органы - следить за выполнением соответствующих распоряжений.

Концепція "велаят-е-факіх" заснована на трьох принципах:

  • полное подчинение светских государственных структур исламскому праву;
  • верховная власть рахбара над всеми тремя ветвями светской власти в государстве;
  • обязанность каждого мусульманина прилагать все силы для установления и поддержания исламского правления. 

"Опека рахбара" является народной формой правления. В 1979 году, в период назначения нового правительства Ирана, имам Хомейни настоял на том, чтобы в названии страны находились такие слова, как "исламская" и "республика", характеризуя тем самым государственное устройство страны. Сегодня рахбара является аятолла (почетный титул, который присваивается мусульманам-шиитам, высший титул шиитского ученого-богослова) Али Хаменеи - второй после аятоллы Хомейни духовный лидер Ирана с 1989 года по настоящее время.


Аятола Алі Хаменеї. Фото: AFP / Getty Images

Итак, высший руководитель, "Рахбар", является главой государства и верховным главнокомандующим вооруженными силами. Он определяет общее направление развития страны, внешнюю и внутреннюю политику. Рахбар назначает руководителей силовых ведомств, государственных телевизионных и радио-каналов, а также шестерых из 12 членов Совета Стражей. Высший руководитель избирается Советом Экспертов. Этот Совет, в свою очередь, избирается населением среди особый список кандидатур из духовенства. Формально Рахбар подотчетен Совету и согласно Конституции может быть в любое время сняты им должности. На самом деле, же власть его фактически безгранична.
 
Существует в Иране и президент. Конституция определяет его как главу исполнительной власти и вторую после Высшего руководителя лицо в стране. Президент назначает Кабинет Министров и руководит его работой. Фактически, президент выполняет функции премьер-министра в Исламской революции - позже этот пост был отменен. Правительство, состав которого утверждается Меджлисом (парламентом), состоит из 21 министра. Кроме того, 10 вице-президентов также утверждаются иранским парламентом. Главной особенностью исполнительной власти в Иране является то, что ей неподконтрольны вооруженные силы. Министр обороны назначается президентом, но только по согласованию с рахбара. Президент избирается всенародным голосованием на 4-летний срок и имеет право занимать этот пост не более двух раз подряд. Его кандидатура утверждается Советом Стражей.
 
Кандидаты на этих выборах могут принадлежать или к консервативному крылу, например экс-президент Махмуд Ахмадинежад (2005-2013), или к так называемому "либерального" крыла - как нынешний президент Хасан Роухани, или экс-президент Мохаммад Хатами или Акбар Рафсанджани (1997 -2005).
 
В течение существования Исламской республики между рахбаром и президентом со временем всегда начинались недоразумения и конкуренция. Даже несмотря на то, что президентом становится кандидатура утверждена рахбара. Но которому политику не захочется имея такие полномочия конкурировать за власть с главой государства. В принципе здесь ничего нового. Типичные отношения между президентом и премьером, если сравнивать с западными демократиями.
 
Совет Стражей - особый государственный орган, состоящий из 12 человек: шестеро представителей исламского духовенства, назначаются рахбара, и шесть юристов, назначаемых главой судебной системы. Совет стражей имеет исключительное право вносить поправки в Конституцию страны, а также утверждать кандидатуры на высшие государственные посты, в том числе президента. Кроме того, в обязанности Совета входит наблюдение за деятельностью Меджлиса.
 
Обеспечивать и воплощать в жизнь принципы исламской революции было поручено пожалуй наиболее влиятельной организации в Иране - КСИР ( "Корпус Стражей Исламской революции") - элитной иранской военно-политической формации, созданной в 1979 году из военизированных отрядов исламских революционных комитетов, сторонников аятоллы Хомейни. КСИР принимал активное участие в ирано-иракской войне 1979-1989 годов, а также в создании организации "Хезболла". Официально Корпус является частью вооруженных сил Ирана.


Офіцери Корпусу вартових ісламської революції, в центрі - Касем Сулеймані, один з провідних військових керівників. Фото: Getty Images

Он предназначен для защиты исламской революции Ирана и ее завоеваний, распространение господства ислама в самой республике, постоянного содействия реализации мусульманских идей в мире, ведению борьбы с "подрывными элементами внутри ИРИ, которые выступали против исламской революции" оказания помощи органам разведки и контрразведки, усиление вооруженных сил ИРИ при взаимодействии с армейскими подразделениями, создание и военной подготовки народного ополчения - "басидж". По словам одного из самых влиятельных иранских деятелей аятоллы Монтазери, "Корпус Вартвих - детище исламской народной революции и является единственным в своем роде органом, обладающим широкими религиозными, политическими и военными полномочиями".


Корпус Вартових Ісламської Революції. Фото: РИА Новости

 

Откуда взялась поддержка Ираном
Асада, "Хезболлы" и других шиитов на Ближнем Востоке
В течение последних десятилетий внутренняя политическая кухня Ирана тесно переплеталась с внешней политикой. Именно поэтому рассматривать внутренние проблемы Ирана стоит в контексте его внешнеполитических амбиций.
 
Внешнеполитическая доктрина Ирана также синтезировала несколько идей - достижение статуса регионального лидера (амбициозную задачу шаха Ирана Пехлеви), экономический прагматизм (концепция президента Хашеми-Рафсанджани), последовательная интеграция в мировую экономику (идея президента Хатами). Эти идеи получили идеологическую основу в виде ислама, как главного постулата внешней политики.
 
Идеологической основой внешней политики Ирана после иранской исламской революции стал так называемый "шиитский панисламизм Хомейни", который осуществляется под постоянным координированным воздействием таких факторов, как религиозная идеология, выраженная в концепциях имама Хомейни, и практика международного сообщества. Своей приоритетной задачей, Иран считает не только углубление своего влияния в регионе, но и возрождение ислама и объединение мусульман всего мира.
 
После свержения монархии в 1979 году, силы Исламской революции выступили против вмешательства великих держав (в первую очередь США и Европы) во внутренние дела Ирана, требуя "сохранение национальной, культурной и исламской идентичности». Поэтому, после революции страна полностью изменила свой вектор на международной арене. Политика "Нет Восток, ни Запад" означала, что с прекращением иностранного влияния, Иран целью осуществлять независимую политику. Основными врагами сразу же были названы США и СССР, как "дьявольские империи" угнетателей другие народы мира, в первую очередь мусульман.
 

Основными приоритетами вновь Исламской Республики во внешней политике стали идеи "неошиизму Хомейни":

  • Защита прав всех мусульман и поддержка угнетенных народов во всем мире (особенно это касается шиитских режимов к какому же обычно относится режим Асада в Сирии, а также поддержка Ираном хуситов в Йемене и бескомпромиссная борьба с преимущественно суннитским "исламского государства");
  • Принцип "экспорта исламской революции" в другие мусульманские страны;
  • Поддержка борьбы народа Палестины против Израиля, власти Ирана не признает и по сей день.
  • преобразования мусульманских сообществ в западных странах в реальную политическую силу, которая должна способностью оказывать соответствующее влияние на общественно-политическую ситуацию в этих государствах.

 

Особого внимания заслуживает идея экспорта исламской революции, правда, начиная с 1990-х годов и по сегодняшний день, не получила значительного приоритетности. В итоге политика экспорта иранской исламской революции активно осуществлялась в первое десятилетие режима и действующая в своем модифицированном виде до сих пор преследует три группы целей:

  • Глобальная цель. Главной целью экспорта исламской революции было превращение ИРИ в «третью силу» мировой политики. Иран должен был стать вожаком всех угнетенных мусульманских народов в их борьбе против Запада и Востока и против тоталитарных арабских режимов;
  • Региональная цель. "На региональном уровне усилия были нацелены на завоевание Ираном господствующего положения на Ближнем и Среднем Востоке, особенно в зоне Персидского Залива за счет вмешательства в вооруженные конфликты, установление связей и координации действий с антиправительственными группировками, а также заблаговременного формирования в соседних странах подпольных экстремистских структур проиранской ориентации".
  • Идеологическая цель, суть которой доминирование в области идеологии в исламском мире. Противопоставление идеологии неошиизму - саудовскому ваххабизма, образованном пакистанском исламизма и другим исламистским идеологиям в мусульманском мире.

Итак, вокруг Ирана должен был быть создан шиитский пояс безопасности. Данная идея имела право на существование, не только с точки зрения политики экспорта революции, но и в геополитическом и стратегическом плане. Дело в том, что основные нефтеносные районы Ближнего и Среднего Востока компактно заселены шиитскими общинами и действительно образуют модель пояса безопасности.

С чего все началось?

Экономическая ситуация в Иране, на сегодня, остается сложной, несмотря на постепенное снятие санкций в результате подписания исторического соглашения по ядерной программе в 2015 году. Безработица сохраняется на уровне 12,4%, по данным центра статистики Ирана. Однако, среди молодых людей, которые выступают основными участниками нынешнего протеста, безработица достигает 28,8%. ВВП с марта прошлого года вырос до 12,5%, но в основном за счет роста экспорта нефти.
 
Экономические санкции против Ирана, введенные в 2006-2010 годах через разработку администрацией Ахмадинежада ядерной программы, и падение цен на нефть нанесли удар по экономике страны. Хотя санкции ООН против Ирана были сняты в января 2016 года после упомянутой выше исторического соглашения между Западом и Ираном по ядерной программе, это не стало серьезным импульсом для оживления экономики.
 
Участники протестов часто указывают на рост цен на основные продукты питания в частности на яйца. В конце декабря цены на три десятка яиц выросли на 53% по сравнению с декабрем предыдущего года и составили $ 3-4, говорится в сообщении Центробанка Ирана. Хотя инфляцию ликвидировали, правительству пришлось пойти на отмену части субсидий на топливо, а также коммунальные услуги и продукты питания.
 
В конце декабря президентский советник Хесамодин Ашна выступил в сети с открытой критикой "несбалансированного распределения бюджета", - в эти дни в Тегеране обсуждался бюджет на 2018 год. Ашна, по неизвестным причинам, решил раскрыть немало "секретных" статьи бюджета, о существовании которых многие простые иранцев и не подозревали.


Хесамодін Ашна. Фото: The Iran Project

Оказалось, что примерно половина госбюджета идет на финансирование загадочного для всего мира, но жестокого для страны, иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и в фонд исламской революции Mostazafan, который финансирует все мусульманские организации. При государственном финансовых вливаниях нефтедолларами именно эти исламские организации превратились в богатые холдинги, контролирующие немало отраслей экономики страны. Например, в том же Мешхеде крупнейшей производственной корпорацией является "благотворительный" исламский фонд "Астан Кудс Разави", на который работает около 20 000 человек. И жители города оказались разделены на две группы: работающие на мусульманских мулл и тех, кто оказался "на обочине".
 
Спусковым крючком нынешних протестов в этих условиях также стало решение правительства Роухани от 19 декабря повысить цены на топливо почти на 50%. Цена за литр бензина должна вырасти до 1500 туманов (0,43 доллара), цена на дизель с 300 до 400 туманов, что отразится на ценах на продукты и транспорт. Кроме того, в новом бюджете предусмотрено сокращение субсидий малообеспеченным, которая затронет 34 млн с 80 млн жителей.
 
Конечно, огромные деньги съедает и война в соседней Сирии, где у Ирана свои интересы - а именно поддержка шиитского (дружественного) режима Башара Асада: выяснилось, что в 2013-2017 годах Тегеран предоставил Дамаску кредита в размере 6,6 миллиарда долларов. Кроме того, Иран в течение всего периода гражданской войны в Сирии обеспечивал правительственные силы Асада дешевым бензином. Было существенно увеличено и финансирование ливанской шиитской Партии Аллаха ( "Хезболла"), воевавшей с Идил и Израилем.
 
Цифры, озвученные советником, вызвали в стране эффект разорвавшейся бомбы, а эффект от "взрыва" был усилен многочисленными публикациями в сети видеосюжетов о том, как откровенно "бесятся с жиру" немногочисленные богачи - в основном дети и родственники высокопоставленных религиозных чиновников, живут в роскошных особняках и коллекционируют лимузины.


Представниця так званої "золотої молоді" Ірану. Фото: соцмережі

Понятно, что утечка данных о финансировании "секретных" статей бюджета произошел не просто так. Сегодня многие чиновники в Иране уверены, что советник Хесамодин Ашна действовал не по собственной инициативе, а по воле своего непосредственного начальника - президента Хасана Роухани. Но что-то пошло не так ...

Почему Мешхед?

Совсем не случайно то, что первые митинги начались в городе Мешхед - втором по величине после Тегерана мегаполисе Ирана. Для того, чтобы понять место Мешхеду в жизни Исламской республики, можно прибегнуть к сравнениям со Львовом и Киевом - культурным и духовным центром с одной стороны и столицей-мегаполисом с другой. В Мешхеде всегда жили и работали представители интеллигенции и культурные светочи Востока: поэт Фирдоуси, певец и композитор Мохаммад Реза Шаджариан. В 2009 году всем известный своими скандальными выходками и заявлениями президент Ирана Махмуд Ахмадинежад объявил Мешхед "духовной столицей Ирана" не просто так: Мешхед назван в честь легендарного имама Али аль-Реза, который правил мусульманами в начале IX века нашей эры. Именно здесь находится гробница имама, а название города переводится с фарси как «место мученичества". Также считается, что в мечети имама Резы похоронен и легендарный имам Гарун аль-Рашид. Однако, что самое важное для понимания природы нынешних протестов - это родной город духовного лидера Ирана - аятоллы Али Хаменеи (кстати, азербайджанца по происхождению).


Мавзолей імама Рези у Мешхеді. Фото: Flickr Creative Commons

В то же время, Мешхед - это не музей под открытым небом с древними мечетями и медресе, а достаточно современный город, который сталкивается с теми же проблемами, которые волнуют многих иранцев. Прежде всего, стоит заметить, что жители Мешхеда всегда сталкивались с проблемой мигрантов: за последние десятилетия, город буквально заполонили беженцы из стран Средней Азии. В первую очередь, речь идет о охваченный войной Афганистан, а также Ирак и Сирию. Хватает здесь и внутренних переселенцев - еще 20 лет назад провинция Хорасан-Резави считалась "житницей" всей страны. Но в последние 10 лет засуха фактически похоронила местное сельское хозяйство. Многие вчерашних крестьян отправились искать лучшей доли в крупные города, где и пополнили армию безработных. На сегодня в Мешхеде зафиксирован самый высокий уровень безработицы - более 50%.


Фото: Reuters

Бедные кварталы Мешхеда можно смело назвать одним из самых опасных мест во всей Азии, не то, что туристы, но и сами иранцы предпочитают обходить "десятой дорогой". Здесь собрался весь "цвет" из различных криминальных и террористических группировок, прежде всего речь идет о так называемой армию "Народного моджахедов Ирана" (или МКО) - запрещенную в стране группу радикалов, которая исповедует нечто среднее между марксизмом и исламистами. Собственно, официальные лица в Тегеране утверждают, что именно боевики МКО стоят за всеми терактами последних десятилетий, начиная с 1994 года, когда смертник подорвал себя в мечети имама Резы. Тогда погибли более 20 человек, после чего власти объявили охоту на террористов МКО, которое ведется с весьма сомнительным успехом - не проходит и года, чтобы "исламо-марксисты" не напоминали бы о себе очередным взрывом. На МКО возлагается ответственность и за антиправительственные выступления в 2009 году, когда студенческая молодежь Мешхеда протестовала против нового президентского срока Махмуда Ахмадинежада. Вне всякого сомнения, радикалы были причастны и к организации нынешних беспорядков, однако катализатором "восстания" выступили куда более мощные и влиятельные силы.

 

Роухани и Хаменеи:
"светскость" vs "консерватизм"?

Нынешнего президента Ирана Хасана Роухани в западной прессе часто любят называть умеренным и даже либералом, немного забывая о том, что в начале семидесятых Рухани был одним из самых близких и доверенных людей большого аятоллы Хомейни, лидера иранского исламистского движения. К победе Исламской революции в 1979 году, он несколько раз был арестован, ему были запрещены публичные выступления. Уже придя к власти, Роухани возглавлял самые организации исламской республики - от иранского меджлиса в министерство обороны и министерства внешней политики.


Хасан Роухані. Фото: minval.az

Именно благодаря Роухани в 1989 году, когда аятолла Хомейни отошел к Аллаху, пост верховного лидера Ирана перешел не до очередного фанатика-исламиста, а к вполне светского чиновника - тогдашнего президента страны Али Хоссейни Хаменеи, который был избран новым аятоллой. За это Роухани получил должность представителя духовного лидера республики в Высшем совете национальной безопасности (СНБ). Этот пост Роухани занимал 16 лет, став фактически руководителем всех силовых структур Ирана, включая и Корпус Стражей Исламской Революции.
 
Однако, со временем, их пути с аятоллой Хаменеи разошлись. Хаменеи, как и положено религиозному лидеру, все больше и чаще опирался на поддержку наиболее реакционных и консервативных партий - прежде всего на так называемых "принципистив" (то есть последователей "незыблемых" принципов аятоллы Хомейни).
 
Роухани же, будучи технократом, высказывался за построение более светского государства, за модернизацию экономики и вывода страны из международной самоизоляции. Именно ему принадлежала ведущая роль в ядерных переговорах, которая принесла ему в глазах западных дипломатов славу "либерала". Впрочем, и сам Роухани укреплял свой имидж "западника", выступая за смягчение религиозного режима и предоставления женщинам больших прав.
 
Еще больший раскол между отцами-основателями исламской республики произошел в 2005 году, когда на президентских выборах аятолла Хаменеи поддержал НЕ Рухани, а своего нового "протеже" - молодого и амбициозного Махмуда Ахмадинежада, лидера ультраконсервативной партии "Альянс строителей исламского Ирана". После этого, Роухани был вынужден уйти с поста секретаря Высшего совета национальной безопасности и пойти на понижение - стал руководителем совета по информационным технологиям.


Махмуд Ахмадінежад. Фото: AFP

В политику он вернулся в 2012 году, когда Ахмадинежад со своими "строителями" потерпел сокрушительное поражение на выборах в меджлис. В июне 2013 года Хасан Роухани, который выступал от партии центристов, выиграл президентские выборы (после чего он таки достиг с Бараком Обамой исторической "ядерной сделки", над которой работал столько лет).
 
В стране появилась первая женщина-посол, все иранские министры завели себе страницы в Facebook, из тюрьмы выпустили группу правозащитников (включая лауреата премии Сахарова), на некоторое время власть разблокировала свободный доступ к соцсетям, Роухани поздравил евреев с Новым годом, назвал Холокост "достойным осуждения", пообещал доказать мирный характер ядерной программы Ирана и поговорил по телефону с Обамой. Каждая из этих событий при Ахмадинежаде считалась бы историей из разряда научной фантастики.
 
Сегодня же, по словам многочисленных "иранистов" как внутри страны, так и по всему миру, целью Роухани является пост верховного лидера Ирана - рахбар. Сегодня все в Иране и за его пределами задумываются о том, что дни 78-летнего аятоллы Хаменеи уже завершены: еще в 2014 году французские врачи диагностировали у рахбара рак предстательной железы. Сейчас же, по сообщениям арабской прессы, жизнь в теле аятоллы поддерживается благодаря передовым медицинским разработкам.
 
Поэтому, демонстрации в родном городе аятоллы Хаменеи стали фактически объявлением новой предвыборной кампании президента Роухани - мол, только образованные центристы смогут вытащить страну из той политической ямы, в которую ее загнали клерикалы и "мракобесы".

Что пошло не так в планах Роухани?

Но и "принциписты" тоже не сидели сложа руки. Понятно, что у консерваторов есть свой кандидат на пост нового духовного лидера страны - это 83-летний имам Мухаммад-Таги Месбах-ездиют, лидер "Фронта стабильности исламской революции исламского Ирана" - эта партия была, по сути, создана экс-чиновниками из команды Ахмадинежада на обломках "Альянса строителей".

Імам Мухаммад-Тагі Месбах-Єзді. Фото: AP

И "принциписты" нанесли в кампании Роухани сокрушительный удар: уже 29 декабря протесты против милитаризации бюджета перекинулись с восточной Мешхед на запад страны, в тихие пригороды Тегерана.
 
К тому же, после подавления массовых беспорядков в 2009 и в 2014 годах, когда КСИР буквально поставил под контроль каждый студенческий бар, в "стихийно организованные" демонстрации протестов может поверить только только очень наивный человек.
 
Уже 30 декабря протесты распространились по всей западной провинции Керманшах, затем перекинулись на провинции Исфахан и Рашт. Возможно, это было похоже на тушение пожара с помощью бензина, но "принциписты" добились своего: лозунги о засилье клерикалов и несправедливое перераспределение бюджета были забыты, а гнев демонстранты направили уже против правительства Роухани. В результате правительство было вынуждено пойти на жесткие меры по подавлению протестов: несколько демонстраций были расстреляны солдатами Республиканской гвардии и "исламскими правоохранительными органами", погибли более 20 человек, среди которых один ребенок.
 
На акциях протеста демонстранты скандировали: "Мы не хотим исламской республики!", "Смерть Роухани (президенту Ирана, - ред.)!", "Смерть диктатору (верховному лидеру аятоллы Хаменеи - ред.)!" . В Тегеране были случаи сожжения плакатов с изображением Хаменеи. Некоторые из демонстрантов даже скандировали лозунг: "Нет Газа, ни Ливан, наша жизнь - Иран", демонстрируя недовольство экспансионистской внешней политикой Ирана на фоне проблем внутри страны. Чтобы ограничить масштаб беспорядков, 31 декабря власти временно заблокировали доступ к соцсетям.


Фото: Reuters / Tony Gentile

В городах прошли массовые аресты. После этого, в Тегеране и Мешхеде прошли не менее многочисленные проправительственные митинги, где активисты требовали строго наказать так называемых "настоящих" вдохновителей неудачной "революции" - американские, израильские и саудовские спецслужбы. Стоит отметить, что президент Трамп и его друзья в Саудовской Аравии и Израиле сильно помогли иранским властям взвалить на себя вину: поскольку желание укусить иранских аятолл оказалось сильнее голос рационального мышления, американские и арабские дипломаты сразу же объявили протесты "народной революцией", словно не замечая того, что вдохновители митингующих были еще большими отморозками, чем даже сам аятолла Хомейни.

Глава департамента юстиции иранского округа Боруджерд Хамидреза Абулхассан даже объявил об аресте некоего гражданина европейской страны, связанного с западными спецслужбами, который непосредственно руководил участниками акций протеста в Иране.

Еще одним виновником происшествия был объявлен некий Ибрагим Раисе - бывший "протеже" Ахмадинежада и главный соперник Роухани на недавних президентских выборах (причем Раиса набрал достаточно много сторонников - за него отдали свои голоса 38,3% избирателей). Сейчас он представляет консервативный оппозиционное движение "Народный фронт сил исламской революции", созданный на деньги окружения бывшего президента. В свое время, Раисе занимал пост генерального прокурора Ирана, а два года назад он ушел в отставку и возглавил тот самый фонд конгломерат "Астан Кудс Разави" со штаб-квартирой в Мешхеде. Именно поэтому, как заявил советник национальной безопасности Ирана Ахмад Аламолхода, он и стоит за организацией в Мешхеде массовых беспорядков.


Ібрагім Раісі. Фото: AP

Впрочем, выбор Раисе как мишени обусловлен и другими соображениями: не так давно он сам объявил о своем желании участвовать в выборах нового духовного лидера Ирана, и, как стало известно из источников канцелярии аятоллы Хаменеи, до выборов он считался перспективным кандидатом.
 
Теперь же, похоже, Роухани, который заключил союз с "принципистамы", охотно расправится с опасным конкурентом на предстоящих выборах.
 
Вслед пройдет и зачистка оппозиции - причем, под карающий меч "Стражей исламской революции" попадут не только условные "либералы", но и "упрямые моджахеды-консерваторы", которые мечтают о возвращении к традиционным ценностям и восстановления ядерного противостояния с Западом.
Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

06 01 2018 17:56
МЕДИА
iPRESS советует
СТАТЬИ