CУСПІЛЬСТВО МЕДІА.ГОЛОВНЕ

Рождество нации

Церковь вернулась в апостольские времена, и пастыри стали среди гонимых
Я несколько раз писал умеренно светские и одновременно умеренно духовные тексты в канун Рождества. В них были исторические реминисценции и укоризна. Сакральные мотивы и политические параллели. Хлев и ясли, звезда и младенец, Ирод и пастушки. Да ладно, при чем здесь пиетет – все это стало частью глубокого социального маркетинга задолго до моего рождения. Папа и царь, Меттерних и Гизо, секуляризация и сексуальное образование едва ли не окончательно превратили церковь то ли в ароматизированный ладаном кондом, то в красочную упаковку любого крестообразного товара. Этой милой мишуры было ничуть не жалко.
Рождество нации Фото: Max DeadArtist / fasebook.com
Ведь опредмечивание этих образов десятилетиями было уделом лишенцев. Слепое упование на Бога свидетельствовало либо о глубоком провинциализме, либо о неизгладимой психологической травме, что суть одно и то же. Политиканы с полуметровыми свечами в храмах вызывали гадливое ощущение, распространявшееся, подобно скунсьему зловонию, на любое святое место, где они хоть единожды побывали. Некоторые места и вовсе начали издавать его самостоятельно. Понятно было, что здесь ничего личного – чисто бизнес.
 
Этот год как-то особой духовностью не отличился. Кроме разве что такой отпетой борьбы с «евроголубизной», которая многих принципиальных противников гейства заставила призадуматься, в той ли компании они находятся.
Насилием нас, постсоветских, не испугаешь и ни в чью веру не обратишь. Коммунисты пытались, и у тех не вышло. Даже в далеком 1986 году во Львове под милицейскими дубинками ОМОНа не произошло с народом ничего особого. Все были и так готовы к казавшейся неизбежной гражданской войне и неминуемой смерти. Насилие было репетицией и прививкой этого, отцы и деды готовы были подсказывать достойный ответ. Ну, оказалось, не судьба.
 
Поэтому на долгое время мы все попали в лимб – это, по Данте, такое скучное место в аду для нехристей, пусть даже и неплохих. Туман, дезориентация и бесцельное блуждание по маршрутам многовекторности.
 
А вот сегодня, в 2013-м, мы все оказались готовыми к жизни. И когда нам в ней отказали, мы стали за нее бороться.
Я несколько раз начинал эту статью, и всякий раз жизнь меняла ее акценты. Множество архиважных тем, возникших в эти дни, вполне подходили к определению рождества чего-либо. Осознание того, что политические процессы и партийные похожи, но не тождественны. Что гражданское общество перешло от нескончаемого построения своих фундаментов, уже покрывающихся благородным долларовым мхом, к возведению стен.
 
Ничего, что эти стены в первом своем назначении вынуждены были выполнять функцию баррикад. Уже безо всяких кавычек, какие могут быть кавычки у пятиметровой ледово-железно-каменной горы?
 
Рождество пришло раньше обычного.
 
 
Холодно. Пламя небольшого костра в Михайловском Златоверхом монастыре бросает яркие огненные блики на уставшие лица. Молодые – посуровевшие от усталости, взрослые – помолодевшие от предчувствия близкой битвы. Молодой кобзарь семинарской наружности, ловко аккомпанируя себе на бандуре, чистым и звонким голосом выводит бессмертные слова Григория Сковороды: «Всякому городу нрав и права». Все о том же казнокрадстве, смерти и цене жизни. О моральном выборе, как мы сейчас сказали бы. Лентой отгорожена негромко разговаривающая между собой очередь за едой и горячим питьем. Семинаристы тихо шелестят мимо, не поднимая глаз. Командиры в сторонке совещаются, насколько тревожной может быть ночь и где стоять часовым. Батюшка иногда проходится мощеным монастырским подворьем, в котором нашло себе временное убежище и кров несколько сотен повстанцев. В храме непрерывно идет служба, и множество людей в нем молятся, исповедуются, тут же спят одетыми на расстилаемых на ночь коврах. Приютить людей в стенах монастыря, бежавших от гнавшиеся за ними по пятам вооруженных супостатов, благословил братию Святейший Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет.
 
Это не времена народных восстаний Гонты и Зализняка, не гражданская война 1920-х.
 
Время действия – 2 декабря 2013 года. Место действия – центр Киева, его историческая часть.
 
 
Зрелище, открывающееся в этом монастырском подворье, невероятной красоты, силы и исторической значимости. Монастырь строился внуком Ярослава Мудрого в XII веке в честь покровителя воинов Михаила Архангела и в память победы над половцами.
 
Возможно, мы откатились назад в своем историческом развитии так стремительно, что попали в эпоху настоящего Средневековья, когда монастырь был одновременно храмом, крепостью и духовным источником. Может, еще дальше. В античные времена во время войн храмы оставались неприкосновенными, они служили убежищем и мирным жителям, и побежденным. Об их неприкосновенности напоминали оракулы в начале военных действий.
В 347 году Сардинский собор наделил этим правом христианские храмы. Глава церкви определял места убежищ, расширял или ограничивал круг лиц, которые могли пользоваться этим правом. Лица, получавшие право религиозного убежища, пользовались определенным правовым режимом. Этот режим был различен в разных странах. Но в основном до XVI века церковь придерживалась такого правила: она выдавала светской власти всех беглецов при условии, что они не будут осуждены на смерть и им не причинят телесных повреждений. Это правило было закреплено в каноне Inter alia, содержащем письмо папы Иннокентия III шотландскому королю. В 1591 году буллой папы Григория XIV Cum alias вводится другое положение: светской власти выдаются лишь те преступники, которые не имели права на убежище, совершившие исключительно преступное действие – crimen exceptum. Вопрос о том, какого рода преступление, решала церковь.
 
Восточная ветвь христианской церкви право убежища знала и использовала как минимум с XII века. Употребляла реже, во всяком случае, письменных свидетельств меньше, чем в Европе. Но точно так же местами убежищ служили церкви, монастыри и епископские дворы.
 
С развитием европейской цивилизации право религиозного убежища постепенно сменилось территориальным и политическим, но общий посыл безоговорочного приюта и крова страждущему и гонимому остался центральным вплоть до наших дней.
 
 
Или, возможно, мы входим в период, когда церковь, видя произвол и безвластие светских правителей, вновь берет на себя миссию опеки, наставления и укрепления людей в вере. Вере в Украину, которая задекларировала себя как государство с духовной традицией. Церковь вернулась в апостольские времена, и пастыри стали среди гонимых. Что ж, это – рождество политической нации.
 
Теперь – ожидание крещения.
 
Олег Покальчук
 
Джерело: http://www.pl.com.ua
 
Если вас интересует качественная одежда оптом в москве для розничных покупателей, благодаря совместным покупкам это стало возможным. Заходите на сайт modaleto и покупайте модную женскую одежду оптом.
Підписуйтесь на iPress.ua в соціальних мережах Facebook та Twitter. Будьте в курсі останніх новин. Якщо ви помітили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити редакцію
НОВИНИ ПАРТНЕРІВ
НОВИНИ ПАРТНЕРІВ
КОМЕНТАРІ (0) +

Додати коментар