RSS
ПОЛИТИКА МЕДИА.ГЛАВНОЕ

Шансы на вторжение России в восточные области Украины растут вместе с нерешительностью Запада

Развязка ситуации в Крыму сомнений больше не вызывает
Джона Г. Шиндлера, профессор по вопросам национальной безопасности Университета ВМС США в своем блоге рассуждает о будущем Крыма, Украины и о дальнейших действиях Владимира Путина.
Шансы на вторжение России в восточные области Украины растут вместе с нерешительностью Запада Владимир Путин, Барак Обама. Фото: AFP

В то время как я пишу эти строки, украинский регион Крым более или менее явно поглощается Россией. Это, несомненно, вопиющий вызов установившемуся после 1991 года европейскому порядку и на данный момент Владимир Путин выигрывает. После резкого увеличения количества российских войск на этом чувствительном полуострове более чем на 6 000 военнослужащих, в основном войск специального назначения (ВСН), Москва предприняла все действия, которые я называю Особой войной (в оригинале – Special War — прим. переводчика): провокации, шпионаж, черную и белую пропаганду, отрицание использование спецназа либо использование его под чужим флагом. Ничего из перечисленного не ново для россиян и на самом деле является второй натурой Кремля. Крым наиболее правильно сегодня рассматривать как единую масштабную операцию всесильной военной разведки Москвы – Главного разведывательного управления (ГРУ), которая занимается не только вопросами защиты от шпионажа, но и ВСН, который россияне называют СПЕЦНАЗ.

Развязка ситуации в Крыму сомнений больше не вызывает.Референдум по его статусу с уже предрешенным результатом подсчета голосов, назначен на 16 марта. То, что Президент Обама и многие западные лидеры заявили о незаконности этого референдума, только добавит Москве оснований его провести. Западные державы тратят много времени и усилий на отмену fait accompli в Крыму, что не приносит никаких результатов, кроме позерства. Что реально должно быть сделано, так это сдерживание следующего шага Кремля, которого не придется долго ждать.

У Путина есть возможность захватить большую часть Восточной Украины без особого риска потерпеть поражение, однако он может подарить себе затяжной конфликт, к которому Россия не готова

Широко распространено мнение, что дальнейшая агрессия Путина произойдет в Восточной Украине, где имеются большие анклавы этнических русских, а разведывательные службы Москвы разыгрывают своитрадиционные провокационные игры, закладывая основу для полномасштабной Особой войны. К сожалению, я подозреваю, что шансы более или менее открытого вторжения российской армии в Восточную Украину для «защиты» этнических сородичей от «фашистов» растут по мере того, как Путин нюхом чует нерешительность Запада касательно переворота в Крыму. Такое действие будет означатьдля Украины полномасштабную войну, в которою в скором времени, по крайней мере, косвенно, будет вовлечено и НАТО. У Путина есть возможность захватить большую часть Восточной Украины без особого риска потерпеть поражение, однако он может подарить себе затяжной конфликт, к которому Россия не готова.

Тем не менее, сейчас нет места для самоуверенных шуточек, которые можно наблюдать в западных СМИ: дескать, Кремль на самом деле проигрывает, Россия находится в отчаянном положении, а Путин сеет зерна своего возможного поражения. Несомненно, что Путин брыкается частично и из-за многих слабых сторон России: экономических, социальных, демографических и политических. Ностальгия Путина за Советским Союзом – всамделишная, глубокая жажда вернуть бесспорный статус Великой Державы – хорошо известна. Однако надо признать, что в отношении Крыма и Украины Путин действует в традиционной манере российских лидеров: чувствительной к вопросу границ, местами неприкрыто агрессивной, желающей иметь слабых и манипулируемых соседей, обеспокоенной защитой своей земли и народа от бесчисленных захватчиков (иногда полностью воображаемых). Все соседи России очень хорошо знают эту модель поведения и принимают соответствующие меры. Минувшей осенью Польша анонсировала масштабные реформы в сфере обороны с акцентом на территориальной защите (то есть, защите от возрождающейся России), а теперь ее примеру последовала Швеция, а дальше последуют и другие.

Никого из тех, кто не понаслышке знаком с Европой периода после холодной войны не удивляет, что коллективный ответ европейских держав на Крымский кризис был, мягко говоря, разочаровывающим. Не появился единый фронт против кремлевской агрессии, как и нет среди членов Европейского Союза (ЕС) общего понимания, что именно надо защищать. В то время как восточные члены должным образом понимают неотлагательность реакции на движения России, страны дальше на Запад кажутся менее склонными причинять неудобства себе и своим комфортабельным жизненным условиям. Реакция Германии, экономически и политически самой сильной страны ЕС, особенно отвратительна, поскольку из-за недофинансирования и недостаточно серьезного подхода к вопросам обороны Бундесвер в любом случае немного может предложить для сдерживания, а скупка Кремлем значительной части немецкой политической элиты дополняет картину. Учитывая злодеяния Германии в Польше и других восточноевропейских странах, которым сейчас угрожает Россия, между 1939 и 1945 годами, вялая реакция Берлина свидетельствует и о моральной, а не только о политической слабости.

Ностальгия Путина за Советским Союзом – всамделишная, глубокая жажда вернуть бесспорный статус Великой Державы – хорошо известна

Поскольку ЕС во всем, что не касается экономики, оказался говорильней дилетантов, подготовленных к дебатам о сыре лучше, чем к решению серьезных государственных вопросов, бремя должно лечь на плечи НАТО; однако, из-за значительного недофинансирования обороны практически всеми европейскими членами, оно ложится на Соединенные Штаты. Несомненно, что Соединенные Штаты, в крайнем случае, соблюдут свои обязательства по 5 статье и пойдут воевать, чтобы защитить любую страну НАТО, которой непосредственно угрожает вторжение России. Но что делать в ситуации стран которым угрожает менее непосредственная угроза Особой войны à la russe – подрывной деятельности, терроризма, насилия со стороны «народного ополчения», с которым Кремль клянется не иметь ничего общего? И что произойдет через несколько лет, когда американской армии, уже уставшей от десятков лет провальных войн на Ближнем Востоке и все более истощенной массовыми сокращениями расходов на оборону, не хватит сил, достаточных для быстрого и убедительного сдерживания России? Вот что небезосновательно видят в своих кошмарах восточноевропейские члены НАТО.

Возможно, наиболее тревожным является то, насколько западные наблюдатели не способны понять, что на самом деле движет Путиным и его страной. Ни у кого не должно складываться превратное мнение, будто неприкрыто националистическая самонадеянность Москвы не пользуется широкой популярностью среди простых россиян; ее противники представляют взгляды явного меньшинства, а местные зачастую бодро объясняют такие взгляды иностранным влиянием. Мы часто слышим веселую болтовню об «иррациональности» поведения Кремля, о том, что такая агрессия невозможна в нашем продвинутом веке и что происходящее в любом случае не имеет ни малейшего экономического смысла. Историки знают, что удивительно похожий язык использовали западные эксперты и государственные мужи в конце 1930-х, объясняя все более агрессивное поведение, в том числе радостное пренебрежение международными нормами, со стороны лидера другой возрождающейся, но еще недавно побежденной страны.

Возможно, наиболее тревожным является то, насколько западные наблюдатели не способны понять, что на самом деле движет Путиным и его страной

Россия на самом деле после 1991 года была побежденной державой, и она питает глубокое чувство унижения от рук Запада и в первую очередь Соединенных Штатов. Я очень предрасположен к этой точке зрения и несомненным является то, что в 1990-х годах Вашингтон уделял слишком мало внимания позиции России во многих вопросах, и сейчас мы платим цену за это с обременительными процентами для Кремля. Действия США и НАТО на Балканах за счет хлопотного старого друга России – Сербии, теперь неотступно преследуют нас. Теперь представители Москвы не скрывают своего ликования, указывая, что если НАТО могло в одностороннем порядке перекроить международно признанные границы Сербии в 1999 году, то почему Россия не может сделать того же сегодня с Украиной? Короткая грузинская война 2008 года была расплатой за Косово, а что разыгрывается сейчас в отношении Украины, является очередным этапом мести Москвы с гораздо более высокими ставками.

Месть не часто является обсуждаемой категорией на университетских курсах международных отношений, но именно она является главным побудительным мотивом для Путина и его страныв настоящее время. Унижение США и НАТО является основной стратегической целью для Кремля, которая с их точки зрения совершенно рациональна, не говоря уже о том, что и исключительно приятна. В то время как Кремль не рискнет начать большую войну с Западом, которая, как им известно, стала бы катастрофой огромных масштабов, он будет счастлив зайти достаточно далеко, чтобы выставить НАТО и Америку слабаками-декадентами, в чем сам Путин и миллионы россиян полностью уверены. Констатируя очевидное, риск серьезного просчета, другая историческая особенность внешней политики России, сейчас смертельно высок.

Но пока не стоит ожидать, что Кремль отступит, ведь Путини его свита слишком наслаждаются происходящим, чтобы остановиться. Москва хотела перекроить внутренние границы СССР, которые не вполне отражают этнические реалии, с 1991 года,и в этой реваншистской игре Украина является самым большим призом. Попросту говоря, Барак Обама является первым американским президентом, при котором в Москве почувствовали, что могут это осуществить. Говорить об этом больно и не в последнюю очередь потому, что автор этого текста - как и многие другие внешнеполитические эксперты - вначале оптимистически надеялся, что президент Обама сможет исправить огромный вред, нанесенный международной репутации Америки Джорджем Бушем. Однако Москва изначально заняла другую позицию по данному вопросу, рассматривая как слабостьто, что для других представлялось соображениями законности иоптимизмом в американском стиле.

Презрение Путина по отношению к Обаме никогда не были тщательно скрываемым, и со временем они становилось лишь более очевидным

На протяжении некоторого времени это несложно было заметить. В то время как Западная Европа прославляла Обаму почти как божественное явление – его предпобедная речь у берлинских Бранденбургских ворот и присуждение Нобелевской премии мира в то время, как он не сделал ничего, кроме того, что не был президентом Бушем, войдут в историю как одни из наиболее странных событий в современных международных отношениях, – Россия была впечатлена в гораздо меньшей степени. После первого избрания Обамы московские эксперты, в том числе уважаемые и умеренные, выражались в таком духе, будто Америка потеряла коллективный разум. Презрение Путина по отношению к Обаме никогда не были тщательно скрываемым, и со временем они становилось лишь более очевидным. Многие рядовые россияне чувствуют то же самое. Русский, как и многие славянские языки, насыщен бесчисленными унизительными характеристиками, подразумевающими слабость и изнеженность, и если вы проведете среди россиян, даже высокообразованных, некоторое время, то услышите их полный набор при описании президента Обамы – в последнее время нередко сопровождаемые смехом.

Наверное, это было неизбежно: какого иного отношения можно было ожидать от “бывшего” офицера КГБ и мастера дзюдо к преподавателю права и общественному активисту? Однако политика была еще более значимой: в течение последних пяти лет, политика Обамы постепенно открыла возможности для боле сильной и напористой России в мире, и в первую очередь катастрофа в Сирии которая, о чем мой коллега Том Николс и я сам в прошлом году писали несколько раз, открыла возможности более широкие, чем Ближний Восток, и которыми Путин непременно должен был воспользоваться, что он и сделал.

Однако еще далеко не все потеряно. В последний год пребывания в должности, президент Джимми Картер, потрясенный агрессией Кремля в первую очередь в Афганистане, спустился с облаков и начал действовать решительно, повысив расходы на оборону и заняв жесткую линию относительно СССР в чем-то напоминающем Особую Войну, чем создал условия для победы в холодной войне через десять лет, и что слишком немногие эксперты были готовы отнести на счет заслуг Картера. Сдерживание, особенно в области Особой войны, – это язык, которым Путин хорошо владеет и который отлично понимает. Это, а такжеукрепление конвенциональных средств защиты НАТО на Востоке, полностью отвечает нашим возможностям и должно быть срочно предпринято, чтобы предотвратить дальнейшееплохое поведение России.

Тем не менее, есть основания сомневаться, что это произойдет в ближайшем времени, и не в последнюю очередь из-за базовой дисфункциональности действующего Белого дома во внешней политике. Это не новость, однако в настоящее время имеет огромное значение. Проще говоря, президент Обама окружил себя людьми, которые не способны справиться с задачей, поставленной Кремлем в Украине и за ее пределами. Я указывал на некоторых из этих людей раньше и нет нужды опять к этому возвращаться. Еще более серьезно то, что консолидация принятия внешнеполитических решений в этом Белом доме в руках нескольких человек, злокачественна и не имеет прецедентов в новейшей истории. Ни для кого из американского политического истеблишмента не секрет, что Госдепартамент и Департамент Обороны, а ведь первый даже нельзя назвать вполне бастионом правых, во времена Обамы были в опасной степени маргинализированы. В недавнем скандале о назначениях Обамой на посольские должности спонсоров избирательной кампании, которые, как казалось, даже не знали, где находится соответствующая страна, я не мог не отметить, что на самом деле это не имеет ровно никакого значения, ведь все важные внешнеполитические решения принимаются несколькими, часто молодыми сотрудниками Белого дома вне обычной иерархии Госдепартамента.

Связанным фактором несомненно является и то, что Соединенные Штаты выпестовали целое поколение зубрил-стажеров от внешней политики, не имеющих никакого реального понимания того, как на самом деле устроен этот мир. Эти впечатляющие-на-бумаге личности – которых, надо отметить, легион в обоих партиях – не старше 45 лет, непременно выпускники правильных университетов и первоклассными участники Игры в Вашингтоне (которая в реальности сводится к обхаживанию правильных наставников, которые устроят в подходящий аналитический институт до того времени, как их партия придет ко власти), не чета хладнокровным киллерам Кремля во главе с Главнокомандующим Чекистом Путиным. Они выросли в мире, где однополярная американская мощь никогда не оспаривалась и хотя они способны бормотать приятные, готовые для Давоса банальности о целом ряде bien pensant проблем – глобальное потепление, новые тенденции в микрофинансировании, гендерные вопросы в Индии и т.д. – им практически в буквальном смысле нечего сказать, когда появляются старомодные конвенциональные угрозы, а враги – да, враги, а не соперники или всего лишь неправильно понятые потенциальные партнеры – выходят из тени с завоеваниями и убийствами на уме.

В недавнем скандале о назначениях Обамой на посольские должности спонсоров избирательной кампании, которые, как казалось, даже не знали, где находится соответствующая страна, я не мог не отметить, что на самом деле это не имеет ровно никакого значения, ведь все важные внешнеполитические решения принимаются несколькими, часто молодыми сотрудниками Белого дома вне обычной иерархии Госдепартамента

На современном Западе посмеяться со странноватых мачистских (и довольно таки гомоэротических) позирований Владимира Путина – обычное дело, и я тоже этим занимался. Да и как не посмеяться над арсеналом боевых искусств, медведей и бесчисленных приключений перед камерами с обнаженным торсом? Тем не менее,в России это любят без насмешек. Они еще не столь пост-модерны, как мы, и обретают уверенность в лидере старой школы, который говорит и – что более важно – демонстрирует силу в опасном мире. Первое десятилетие постсоветской эпохи было экономической, политической и социальной катастрофой для России, а Путин, несмотря на все его недостатки, стал приятным изменением в глазах большинства россиян, и именно поэтому они стоят за него горой. Когда-нибудь эпоха Путина закончится и вероятно с более изолированной от мира Россией, чем когда-либо, но этот финал может наступить через несколько трудных десятилетий.

В то же время, западные лидеры должны найти в себе силы, чтобы противостоять российской агрессии через сдерживание. Доверие должно быть на первом месте, так как без него все наши ядерные боеголовки, обычные вооруженные силы и экономические рычаги мало что значат и никого не впечатлят. НАТО может сдерживать злодеяния Путина далеко за пределами Украины, но это потребует реинвестирования в коллективную оборону, а не только бессмысленных разговоров и дорогих конференций. Европейские члены НАТО уже привыкли к американскому руководству и вечному затыканию дыр, но они должны признать реальность, должны сделать больше и в ближайшее время. На Западе нам нужны лидеры, которые понимают, каковы сейчас ставки и как предотвратить войну с помощью силы и хитрости. Как это всегда бывает на войне, холодной или горячей, мы должны немного уподобиться нашему врагу, чтобы сдержать его. Если наши лидеры не могут этого сделать, пускай придут новые лидеры – и в ближайшее время, так как эта игра реальна и ставки в ней высоки.

Оригінал: 20committee.com

Переклад: euromaidan.charter4.org

Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

08 03 2014 23:45
МЕДИА
iPRESS советует