RSS
ОБЩЕСТВО МЕДИА.ГЛАВНОЕ

Торговля доверием. "Продам тепловизор. Потому что хочу сделать дома ремонт"

Подарки волонтеров оказываются на интернет-аукционах
То, что военнослужащие, уезжая на демобилизацию, берут с собой все подаренные волонтерами приборы - не тайна. Об этом давно говорят сами волонтеры. Тепловизоры, дальномеры, бронежилеты и другие приборы для фронта оказываются в ломбардах. Зато волонтеры снова должны приниматься к сизифов работы и обеспечить новую волну мобилизованных приборами, которые будут спасать им жизнь и помогать бороться с врагом.
Торговля доверием. "Продам тепловизор. Потому что хочу сделать дома ремонт" Фото: vn.20minut.ua

«Американский тепловизор с дальномером. Цена – 11700 долларов, но возможен торг. Прибор – в отличном состоянии. Можно использовать для охоты и в военных целях», – говорится в объявлении на сайте бесплатных объявлений. До всех проблем украинского войска предсказуемо, но неожиданно добавилась еще одна. Бойцы: и те, что на фронте, и демобилизованные, начали торговать помощью, которую им оказывали волонтеры.

Авторы: Любовь Величко, Орест Зог

О масштабах проблемы судить сложно. «В нашей части передан волонтерами тепловизор «работает», его осваивают мобилизованные, которые недавно прибыли. О случаях продажи волонтерской помощи в нашей части я не слышал», - рассказывает мобилизованый старший лейтенант Павел Солодько.

И в соцсетях и на форумах сейчас можно найти немало предложений о продаже подержанного военного оборудования и приборов двойного назначения. Бронежилеты, тепловизоры, беспилотные самолеты и даже аптечки – здесь можно найти любой товар по цене, вдвое, а то и втрое ниже рыночной. Впрочем, есть и приборы в идеальном состоянии по цене на 10-20% меньшей от закупочной.

«Американский тепловизор с дальномером. Цена – 11700 долларов, но возможен торг. Прибор – в отличном состоянии. Можно использовать для охоты и в военных целях», – говорится в объявлении на сайте бесплатных объявлений.

Человек слаб, и если можно безнаказанно присвоить хотя и не свою, но вроде ничью вещь, рано или поздно она поддастся искушению. Сначала кто-то один, потом другой, а затем явление перерастет в массовое. Особенно, когда ты на войне и привычные правила не действуют.

Звоню продавцу. Им оказывается 23-летний Игорь, который месяц назад вернулся из зоны АТО. Служил там семь месяцев, и вернулся не с пустыми руками. Теперь у солдата есть бронежилет шестого класса защиты, форма и тепловизор. Все эти вещи купил не он, а добрые волонтеры. Игорь быстро придумывает моральное оправдание: раз руководство государства не выполнило свои обещания о высоких зарплатах, то теперь все полученное в ходе военных действий имущество безраздельно принадлежит ему. Поэтому и разместил объявление о продаже техники в интернете.

«Порошенко обещал нам платить по 1000 грн за каждый день в бою. Где эти деньги? Нет. Обещания-цяцянки. А у меня жена и маленький сын. И ремонт дома надо делать», – говорит демобилизованный солдат. В этом он прав, боевые 1000 грн армейцы еще не получили. Рядовые в зоне АТО получают зарплату 5 – 6 тыс. грн, и если они к мобилизации работали официально, то работодатель должен выплачивать и ежемесячную заработную плату. Деньги небольшие, но в два раза больше, чем зарплаты в украинской провинции.

«Я жизнью рисковал. Здоровья угрохав – после взрыва лопнула барабанная перепонка, а операцию в военном госпитале делать не захотели. Теперь я не слышу на одно ухо. И компенсацию никто не дал!

Вы здесь живете в мирной жизни, и даже не представляете, какой там жестяк! Вы не знаете, как это – жить с мыслью, что завтра для тебя уже не наступит! А я это пережил и не раз! Разве я не заслужил небольшую компенсацию?», – объясняет со злостью Роман, который продает бронежилет. И бросает трубку.

Мы дозвонилися демобилизоваными, которые прихватили армейское снаряжение, возвращаясь домой. И они не единственные ним торгуют.

«Чаще продают военные командиры и контрактники, которые остаются в зоне боевых действий. Дембеля торгуют оборудованием от волонтеров нечасто. С мобилизованными другая проблема, если мы говорим о снаряжении. Они его часто про..., простите, чрезвычайно равнодушно к нему относятся. Сегодня говорил со своими: просят еще тактических очков и шлем, потому прої... свои, то есть потеряли. Оснащение государственное или волонтерское, то есть полученное «на шару», то к нему и соответствующее отношение: забухав, раздавил тактические очки - ну и фиг с ними, новые кто-то даст. Шлем где-то забыл, пропил, проспал – не беда, скажут волонтерам: «Дайте еще», – рассказывает офицер запаса Дмитрий Лиховий, который недавно демобилизовался и теперь помогает своей части.

Волонтерыв шоке

Волонтеров, которые по копеечке собирали средства на такую нужную бойцам технику и дорогостоящее оборудование, шокируют попытки военных заработать на продаже подаренных им вещей.

«Есть у меня один знакомый – очень предприимчивый. 17 лет прослужил в милиции, а потом его мобилизовали. Очень не хотел идти на фронт, но пришлось. Обратился ко мне за помощью – мол, форма надо, вещи. Помог. Потом он начал присылать смс с огромными списками дорогого технического оборудования: дальномер, американская винтовка, тепловизор тот же. С дальномером помогли, уже собирали деньги на тепловизор. И тут я случайно в интернете нахожу его объявление о продаже подаренного прибора – даже с указанным мобильным телефоном! Звоню и спрашиваю: «Как же так, Леша, мы же старались, тебе помогали!». А он так просто отвечает, что, мол, ему то дальномер не подошел, надо другой. Просто нет слов!»,- в отчаянии говорит волонтер из Чернигова Александр Кошик.

Координатор Волонтерской сотни Наталья Воронкова рассказывает, что на продаже дорогих товаров, которые покупают волонтеры, зарабатывают все, кому не лень.

«Раньше мы собирали лекарства в здании Киевского военного госпиталя, у центрального входа. Все контролировали, чтобы ничего, не дай Бог, не попало на полки аптек – как это часто бывает. Начали клеить на упаковки дорогих лекарств наклейки «не для продажи». Руководству госпиталя это не понравилось. Они создали карманную благотворительную организацию, и куда деваются оттуда лекарства – неизвестно»,- рассказывает она.

Маркируют помощь и другие волонтерские организации. Владимир Голоднюк – член ОО «Штаб национального сопротивления Збаражского района» – принял решение обозначать все дорогостоящие технические приборы, после того, как наткнулся на объявление о продаже тепловизора.

«Позвонил демобилизованному солдату, начал убеждать, мол, нельзя продавать волонтерскую технику, а он со мной торговаться начинает. Я не выдержал и сказал ему все, что думаю. После этого объявление куда-то исчезло, а телефон больше не отвечал».

Мы написала запрос в Минобороны, попросив информацию о установлены случаи торговли волонтерской помощью. Чиновники ответили, что в целом возбуждено 120 дел, связанных с хищением военного имущества и боеприпасов. И сколько из этих случаев касается волонтерской помощи в минобороны не изучали.

Начальник Управления по предотвращению и обнаружению преступлений и других правонарушений Александр Таран констатирует, что в последнее время на «горячую линию» все чаще обращаются граждане с сообщениями о продаже техники демобілізованими.

Чиновник советует волонтерам обязательно вести учет оказанной помощи, ведь без документального подтверждения невозможно возбудить дело за кражу помощи.

«Если у вас есть информация о том, что кто-то из военных продает оборудование, пишите нам, и в течение 45-дневного срока будет осуществлена проверка по данному факту. Убедимся, что преступление происходит – обратимся в Генпрокуратуру, а та, в свою очередь, в Военную прокуратуру. Распродажа оборудования – это очень серьезное преступление, показания предусмотрено статьей 410 Уголовного Кодекса», – объясняет А. Таран.

По его словам, когда волонтеры передают технику и бронежилеты в воинской части или конкретном батальона, тамошнее военное руководство обязано поставить эти вещи на учет.

«Если в ходе проверки окажется, что помощь не была учтена, за это будут нести ответственность военные командиры»,- добавляет он.

И в жизни не все так просто. Некоторую помощь в воинских частях готовы поставить на учет, некоторую – нет. Рассказывает Дмитрий Лиховий: «Тепловизор, который мы привезли, командир пытался поставить на баланс, потому что он очень дорогой, но документы МО написаны так, что его можно легко заменить на сломанную видеокамеру и никто не заметит, а потом продать.

А болгарки, молотки, наборы инструментов и тому подобную мелочь мы сами пытались поставить на баланс - но старшина по матзабезпеченню и командир не захотели, потому что тогда с них конкретно требовать отчета за эти позиции, а так их можно прихватить «на дачу» или «в гараж».

По словам Лиховия, проблему с тепловизором решили следующим образом: под расписку отдали честному бойцу. «У него кто только не пытался украсть прибор - палатку несколько раз переворачивали. В конце концов, он забрал тепловизор на дембель и теперь так же дает "под роспись" в пользование новым мобилизованным. А два высшие командиры "под роспись" брать отказались», – продолжает Лиховий.

Он утверждает, что продавать бойцы помощь или нет, зависит от командира роты. Если офицер нечист на руку, то «с влечением к хищению борются отдельные бойцы-мобилизованы. Если же честный - он пытается бороться с хронической мелкой клептоманией немалой части мобилизованных».

Эта проблема выходит за рамки морали честных и нечестных командиров и бойцов. Не зря человеческая цивилизация придумала правила и наказания за их нарушение. Наивно надеяться, что без страха наказания бойцы и их командиры честно и бережно относиться к преданному им в руки дорогого или любого другого оборудования. Это то же самое, что при организации дорожного движения надеяться не на правила и штрафы, а на высокое сознание. В тотальном хаосе даже наиболее стойкие и моральные будут играть по общим правилам игры без правил.

В критический момент волонтерская помощь вытащила Армию из комы. Сегодня снабжение Армии более-менее налаживается и самое время заняться вычислением, контролем и наладкой системы наказаний и поощрений. С нашим государством это не легко, но пример волонтерского десанта в Минобороны доказывает, что возможно. Скажем резче: на данном этапе организация контроля при помощи важнее, чем сама помощь.

Как показывает практика, волонтеры обычно не обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о продаже техники бойцами АТО.

«Не хочется, чтобы солдата посадили. Мне совесть не позволит писать кляузу в прокуратуру. Но молчать тоже не могу – поэтому звоню и угрожаю судом, чтобы боялись», - объясняет волонтер Александр Кошик.

Нежелание решать спорные вопросы через государственные институции, вообще боязнь и игнорирование официальных структур, возложение при возникновении проблем лишь на круг знакомых – это характерная черта нынешнего поколения украинцев, которая отличает нас от европейцев, утверждают авторы исследования "Украинский характер", проведенного еще в 2011 году.

Нам надо двигаться дальше и создавать дееспособные государственные механизмы. Как это делать, опять же показал волонтерский десант в Минобороны и других министерствах.

Наше общество отягощено наследием коммунистической, которая приучала людей воровать. В Советском Союзе Армия, среди прочего, стремилась превратить новобранца в стопроцентную советского человека. Конечно, не всегда получалось, но часто результат был. Образцово построенные Вооруженные силы Украины могли бы стать локомотивом по изменению привычной морали.

И пока что этого нет и угрозы волонтеров не действуют. Количество объявлений увеличивается. И покупателей хватает.

Источник: Тексты

Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

17 07 2015 14:34
МЕДИА
iPRESS советует