RSS
ОБЩЕСТВО СТАТЬИ

Раздражают толстосумы, которые не жертвуют ни копейки на помощь украинским военным, - Юрий Касьянов

"Армия нуждается в миллиардов долларов для того, чтобы вести войну против такого противника как Россия"
Боеспособность украинских воинских частей, находящихся в зоне проведения антитеррористической операции, в значительной степени зависит от работы волонтеров - людей, которые жертвуют своим временем и усилиями, а иногда рискуя жизнью, пытаются помочь там, где бы большая половина украинских граждан предпочла бы и не быть.
Раздражают толстосумы, которые не жертвуют ни копейки на помощь украинским военным, - Юрий Касьянов Юрий Касьянов. Фото: 24ua.me

iPress.ua пообщался с одним из самых активных участников волонтерского движения, активистом инициативы Армия SOS Юрием Касьяновым, который от начала боевых действий находится на передовой АТО. 

Угрожали ли вам расправой за то, что вы помогаете нашим силовикам? 

Мне лично угрожали неоднократно. Это было и через социальные сети, и по телефону. Но, честно говоря, меня не сильно волнуют те, кто угрожают.


Фото: facebook.com/brtcomua

Ваш первый приезд в зону АТО. Когда это произошло и с чем это связано? 

Гражданская инициатива Армия SOS, к которой я принадлежу, помогает военным частям, которые находятся в зоне АТО. К тому времени мы реализовывали проект помощи по оснащению снаряжением первого батальона Национальной Гвардии, - именно того батальона из которого началась история формирования добровольческих батальонов в Украине. Мы этот батальон обеспечивали всем необходимым - спальными мешками, бронежилетами, фонарями - всем тем, что необходимо или может понадобиться на войне. Именно тогда я узнал, что этот батальон будет передислоцирован под Славянск и ожидается начало активной фазы АТО. Тогда мы вместе с ребятами из Автодозора прихватили бронежилеты и радиостанции, которых не хватало нашим военным и поехали в район боевых действий. В 4:00 утра их подняли и объявили об активной фазе АТО. Т.е. первого числа мы приехали, а второго - началась война. Уже тогда я присутствовал на блокпостах и выполнял разнообразную работу для обеспечения всем необходимым наших военных. 

Как вы определяете кому, где и когда нужна помощь? Существует ли некое разделение? 

Мы помогаем тем, кто находится в районе активных боевых действий. До начала активной фазы АТО мы помогали отдельным частям, в частности: помогали артиллеристам, пограничникам, всем украинским силовикам, которые нуждались в помощи. Неравнодушные люди жертвовали нам деньги, передавали разные вещи, а уж мы везли их в зону АТО.


Фото: facebook.com/brtcomua

Сначала мы помогали отдельным частям. Сначала брали под свое крыло I и II батальоны Нацгвардии, батальоны "Донбасс", "Миротворец". Затем начались боевые действия и мы уже просто приезжали на блокпост, где находились части Национальной гвардии, ВСУ и просто пытались помочь всем без какого исключения. Помогали и помогаем 25-й, 95-й, 80-й аэромобильной бригаде, добровольческим батальонам: "Айдар", "Киев-1", "Киев-2", 24 и 26 бригаде. Кто стоит на блокпостах, кто находится на передовой - всем стараемся помочь. 

У нас нет никакого разделения кому помогать, которое наблюдается в других организациях. То есть нет какого-то регионального принципа, например: мы из Киева, поэтому помогаем только "киевским", или мы из Николаева - "николаевским". 

Кто больше нуждается в помощи: Нацгвардия, добровольцы или регулярные части? 

Понятно, что худшее обеспечения и меньшую поддержку государства имеют добровольческие отряды Национальной гвардии. Если раньше бойцы Нацгвардии и Минобороны проводили боевые действия вместе, то теперь произошло своеобразное разделение: ВСУ проводят наступательные действия, а части Национальной гвардии обеспечивают порядок на освобожденных территориях: контроль над городами, зачистки и другие действия. Сейчас наибольший удар на себя берут бойцы ВСУ, а потому именно они нуждаются в наибольшей помощи. Это связано с тем, что в свое время, Минобороны занималось их обеспечением и они были лучше оснащены из всех существующих военных частей. Теперь бойцы ВСУ находятся на передовой. А поскольку они больше воюют и подвергаются опасности, то само собой понятно, что им нужна помощь: и бинокли, и радиостанции, и летательные аппараты для корректировки стрельбы. 

Как вы оцениваете координацию действий с руководством Минобороны? 

Мы не контактируем и не имеем никаких контактов с руководством МОУ. Я не веду переговоров ни с кем тем, кто выше командира бригады. Не вижу в этом никакого смысла. Мы находимся здесь, на передовой. Поэтому и общаемся непосредственно с командирами взводов, роты, батальона, бригады. Контактируем с теми, кто является основой АТО.


Фото: facebook.com/brtcomua

Если в первые дни существовал некий общий штаб Нацгвардии или Минобороны, через который делались попытки координировать свои действия, то позже было образовано несколько таких штабов и вся структура для обеспечения провизией и оружием наших войск стала слишком громоздкой и, на мой взгляд, не слишком эффективной. Мне не нравится их вялость, коррупция, неумение решать достаточно простые вопросы и принимать быстрые и нужные решения. Поэтому, мы (сообщество Армия SOS - ред.) начали действовать самостоятельно. Для лучшего понимания того, что именно нужно военным, воюющих за Украину - мы находимся здесь, на передовой. 

Что наиболее чрезвычайное просили ребята из зоны АТО и что труднее всего было достать? 

Нет такого, чего нельзя получить. Есть, конечно, цена вопроса, но в современных условиях день-второй и угодно что можно достать. Поймите правильно, сегодня, в отличие от начала АТО мы имеем совсем другую армию с совершенно иной подготовкой и оснащением. Это происходит и благодаря поддержке государства, и благодаря работе волонтеров. Честно говоря, в последние дни я не вижу силовиков без бронежилетов или касок. Если обобщать, то можно говорить, что военным хватает средств связи с небольшим радиусом действия, генераторов, спальных мешков и другого. Но повторяюсь, это если обобщать. Мы стараемся закрыть какие наиболее дефицитные вещи в армии.

Фото: facebook.com/brtcomua

Совсем не хватает других вещей, которые сейчас в первую очередь необходимы. Во-первых они достаточно дорого стоят. С другой стороны, не хватает не столько вещей, как самой стратегии, которой должны заниматься целые учреждения. Например: нашим военным не хватает средств связи дальнего радиуса действия. Приходится пользоваться мобильными телефонами. Не хватает средств для управления войсками и боевыми действиями, не хватает координации действий между частями армии. На мой взгляд, каждый командир части должен быть обеспечен планшетом, на котором должны быть новейшие карты, Интернет для координации и связи с другими частями, передачи информации. 

 
Совершенно не хватает средств разведки. В силу обстоятельств наша авиация не может проводить разведывательную работу, поскольку силы ПВО противника постоянно ее обстреливают. Развод группы не могут работать в таких условиях. Устаревшие самолеты, которые есть у нас не предназначены для работы на близком расстоянии. Нужны беспилотники - точно такие же, какие Россия применяет против нас.


Фото: facebook.com/brtcomua

Эти вещи мы, как волонтеры, стараемся прикупить. Буквально собираем любительские самолетики с прикрепленными камерами для того, чтобы командиры подразделений могли знать, где находится противник, его системы "Град". Это уже не столько волонтерская работа, а больше работа опытно-научных институтов и целых подразделений. 

Кто делает пожертвования для силовиков: кто эти люди и какие суммы в распоряжении волонтеров? 

К сожалению, колоссальных сумм у нас нет. Каждый день войны требует от нас огромных сумм для обеспечения пищей, оружием и боеприпасами наших бойцов в зоне АТО. Тех денег, которые жертвуют, нам не хватает на те вещи, которые мы б хотели приобрести. 

Конечно, на протяжении нескольких месяцев мы собрали около 10 млн грн., и это не считая вещей и различных продуктов, которые нам приносили. Однако считаю, что эта сумма является мизерной от потребностей нашей армии. Скажем, например, нам нужны беспилотные летательные аппараты: их стоимость вместе с комплектом около $10 тыс/штука. Раздражает в этой ситуации то, что когда на востоке идет фактически война - по Киеву ездят сотни лимузинов. Их стоимость больше 10 таких беспилотников. А именно такие аппараты могут сохранить жизни десятков украинских военных. А что такое $100 тыс - это чуть больше 1 млн грн это только половина вопроса. Другая сторона - это то, что наши толстосумы не жертвуют на войну ни копейки. Мы обращались и к Порошенко и к Тимошенко, к Фирташу и Ахметову - ни один из них не дал ни копейки на потребности наших силовиков. 

ЧИТАЙТЕ: После войны казацкий батальон будет бороться с коррупцией, - Михаил Гаврилюк 

Нам жертвуют люди в среднем по 200, 300, 500 грн. есть жертвы и по 50 и 40 грн, а есть по $1 - 100 тыс. был также случай, пожертвовали $100 тыс. И людей нужно понять: неопределенная экономическая ситуация в стране, финансовый кризис. А так, человек в среднем готова пожертвовать 200 грн. 

Армия нуждается в миллиардах долларов для того, чтобы вести войну против такого противника как Россия. 

Почему несмотря на обеспечения всем необходимым среди украинских военных такие большие потери? 

Есть две стороны объяснения этого явления: первая - потому что идет война. Во время военных действий гибнут и военные, и гражданское население. Такова природа войны. Другой вопрос - почему у нас случаются случайные, неоправданные жертвы среди военных. Эти смерти связаны прежде всего с плохим руководством. Есть немало липовых генералов, которые ни разу не побывали в зоне АТО. Военными действиями руководят кабинетные крысы. Они никогда не выезжают дальше за Изюм, максимум Славянск. Вопрос: как они могут эффективно управлять. 

Другое - наши политики, которые никогда не служили в армии, не имеют представления, что такое армия, кто такой наш противник. Они пытаются здесь всем управлять. А это все приводит к трагическим результатам.

Сергей Кульчицкий, Юрий Касьянов, Мирослав Гай. Фото сделано за неделю до трагической смерти генерала Сергея Кульчицкого (получил звание Герой Украины посмертно) Фото: facebook.com/brtcomua

Для примера - те вооруженные части, которые находятся вдоль границы в Донецкой и Луганской областях постоянно страдают от обстрелов с обеих сторон, боевиками и российскими войсками. Понятно, что там участок границы стратегически важный и его стоило бы удержать - однако не такой ценой. Военные там просто как пушечное мясо и лишены возможности стрелять в ответ. Здесь и эта большая политика: когда тебя обстреливают, а ты не можешь открыть огонь на поражение, то вдруг это могут быть российские военные. И когда просто нельзя мировому сообществу документально доказать, что обстрелы проводятся с российской стороны. Хоть и есть масса этих летательных аппаратов, спутников и различных средств для этого. Если руководство не дает приказа на отвод этих частей просто из под зоны обстрела в безопасное место - это преступление. Однозначно. 

Как вы относитесь к инициативе Бориса Филатова, по созданию "Единого логистического центра волонтерства"? 

Отношусь к этому скептически. Достаточно трудно создать такой центр где бы работали умные люди и соединить весь их потенциал и желание помочь и добавить к этому попытку попариться на своей работе. Сделать это невозможно. Проблема во всем волонтерском движении состоит в том, что большая половина людей, которые занимаются волонтерством - это люди, которые просто пиарятся на войне. Они собирают помощь: деньги, еду, одежду, потом эти "волонтерские организации" приезжают в зону АТО полностью с оружием и средствами военных и начинают раздавать эту помощь направо и налево. Хотя именно там это неуместно. Нужно ехать в Дебальцево, Попасную, Первомайск, Донецк. Поверьте - они туда никогда не поедут. Они растратятся на эту помощь в тылу, где она лежит - гниет, разворовывается, а все причастные к этому только красиво фотографируются и едут домой - и раздают интервью. Таких людей я просто презираю. 

Как оценивают военные известия, поступающие из тыла? 

Солдаты вполне осведомлены о том, что происходит в тылу. Я вообще считаю, что здесь воюют лучшие люди, которые являются достаточно образованными и прекрасно понимают суть тех событий, которые происходят в государстве. 

Они считают, что именно сейчас совершенно недопустимо безразлично относиться к тем событиям, которые происходят на востоке Украины, убеждать себя, что воевать за Донбасс должны только сами жители Донбасса, жить по принципу "моя хата с краю". Такое поведение воины АТО считают недопустимым и позорным. 

ЧИТАЙТЕ: Только бы вернулся живым 

Мне жаль тех людей, которые в тылу преподносят такие пацифистични настроения, когда фактически враг уже находится на значительной территории Украины, захватил Крым и глумится над нашими людьми. 

Ребята, которые находятся на войне обязательно вернутся в дома и спросят их: а что вы сделали для Украины, когда мы воевали? Здесь воюют люди, которые не привыкли разбазаривать Украину и раздирать ее на части. 

Что нужно силам АТО для скорейшей победы над террористами? 

Я уже неоднократно говорил о том, что нужно: это средства разведки, связи, которые спасают жизнь нашим ребятам позволяют нам уверенно на ней чувствовать и наконец, закончить ее как можно быстрее. Я уже не говорю о том, что не хватает нам ума наших руководителей и военных навыков у нашего руководства. Много лет армию разрушали и руководителями становиться преимущественно не лучшие, а те, кто умел приспособиться при любом режиме: карьеристы и всякая сволочь. 

Но прежде нашим ребятам нужна поддержка тех людей, которые находятся в тылу и которые могут спокойно работать и отдыхать. Нужно чтобы они поддерживали не только деньгами, что безусловно важно, но и своим трудом: чтобы они пытались изменить страну. Для того, чтобы когда наши ребята вернутся с фронта, они жили в совсем другой стране. Чтобы им не пришлось воевать с коррупцией, взяточниками.

ЧИТАЙТЕ: Сергей Пашинский: Мы перестали быть нацией рабов. Мы стали сильной, динамичной, российско-украиноязычной нацией 

Они ожидают, чтобы на местах так же велась борьба против системы, которую мы сбросили и стараемся преодолеть. Они ожидают что изменят страну. Поверьте, что если страну будут менять военные из зоны АТО, то это будет больно для тех, кто сейчас себя вызывающе ведет и грабит, наполняет собственные карманы за счет доверия граждан. Они должны понимать, что просто так эта война уже не завершится, потому что здесь люди не для того проливают кровь, чтоб потом жить в какой-то дикой африканской стране. 

Как влияет волонтерская работа на личную жизнь? 

Работа волонтера, как и любая работа, несомненно, влияет на личную жизнь. Где бы мы ни были и чем бы ни занималась, а особенно, когда мы делаем довольно нетрадиционные вещи (вроде волонтерства) все, что мы делаем, формирует наше сознание, а также то, как к нам относятся наши близкие. Наконец, так же, как и война влияет на всех нас - тех, кто так или иначе принимает в ней участие. 

Как относятся к вашей работе родные и близкие? 

Родные с пониманием относятся к тому чем я занимаюсь. Когда приехал сюда 1 мая, то со мной была жена на протяжении 15 дней и ездила на передовую и по всех горячих точках зоны АТО.

 

Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

04 08 2014 19:23
МЕДИА
iPRESS советует
СТАТЬИ