RSS
ОБЩЕСТВО НОВОСТИ

Проблемность современного Украинского государства

Украина доказала процессы разрушения государства к радикальному конца, обогнав время
Обновление государства происходит в гражданском обществе. Государство всегда опирается такому обновлению, потому что оно затрагивает интересы влиятельных социальных групп и отдельных лиц, тогда такое обновление очень часто происходит путем социальных революций.
Проблемность современного Украинского государства Фото: АFР

Существует довольно много теорий государства. На основе ретроспективы возникновения понимания государства можно сказать, что базовым является "общественный договор" (Руссо), из которой возникает "гражданское общество" (Гббс, Локк, Гегель), а уже потом из него возникает государство. В современном понимании "общественное соглашение" постоянно видоизменяется в гражданском обществе, которое выступает как фильтр требований и ограничений для политической системы (Давид Истон). Государство является гарантом публичного интереса, соблюдение политической, социальной, экономической и культурной равновесия в обществе.

В классическом понимании, государство-это властно-политическая организация как совокупность политических институтов, которая осуществляет поддержку общественного договора общества (но не изменение или обновление этого соглашения), правовой порядок на определенной территории (но не справедливость в понимании всего общества), суверенитет (структурную способность к самоопределению и сопротивления внешним давлениям и влияниям), интегритет (внутреннюю территориальную и социально-структурную целостность общества). В различных теориях важность и системотворчий характер этих аспектов разный.

Обновление общественного договора происходит в гражданском обществе. Государство всегда опирается такому обновлению, потому что оно затрагивает интересы влиятельных социальных групп и отдельных лиц. То есть обновление общественного договора очень часто происходит путем социальных революций.

ЧИТАЙТЕ: Генассамблея ООН подтвердила территориальную целостность Украины. Резолюция

В нынешней ситуации мы имеем в Украине: разрушенный интегритет - путем разделения страны на социально-культурные казни и регионы; значительно ослаблен суверенитет - как современным процессом перехода к его распределенного характера, так и процессом компрадорского самоограничения его частью политических и деловых элит в пользу России; потерянный вороватыми элитами правовой порядок и разрушенную общественное соглашение. В то же время, все эти процессы, но значительно медленнее и не так радикально, происходят сейчас по всему миру. Украина просто довела процессы разрушения государства к радикальному конца, обогнав время.

Восстановить інегритет и суверенитет можно только в новой общественном соглашении. Но восстановить общественное соглашение возможно лишь на уровне социального мышления и новых мотиваций общества, воплощаются в новую конституцию и новые законы. Восстановить правовой порядок на территории украинского общества можно лишь создав новые государственные институты.

В то же время, государство это не только формальные аспекты - институты, согласие и целостность общества, порядок, суверенитет и интегритет - это также и содержательные аспекты - сферы, которыми занимается государство.

С начала ХХ века, когда экономика начинает решающим образом зависеть от международного разделения труда и мирового рынка, государства начинают заниматься развитием экономики в масштабах межгосударственной конкуренции. Со второй половины ХХ века под давлением примеров социалистических стран возникают модели социальных государств, которые перераспределяют материальные блага по принципу социальной справедливости, сглаживая социальные разногласия. Также со второй половины ХХ века государства все чаще стали отдельно разрабатывать и внедрять культурную политику как таковую и мультикультурализм как политику сохранения культурного разнообразия в государстве.

На начало XXI века в мире произошли серьезные изменения. Экономика все больше становилась глобальной, причем государства как глобальные игроки на экономическом рынке начали уступать место глобальным транснациональным корпорациям. Корпорации все чаще брали на себя прибыльные сферы общественного производства, все чаще оставляя государствам только социальные расходы. И чем больше богатели крупные корпорации, тем лучше они находили способ прятать налоги, и тем более государства переводили социальные расходы на средний класс.

В культурном плане в начале XXI века тоже произошел перекос в государствах. Мультикультурализм уравнял в правах культуры, направленные на развитие и прогресс, с культурами, которые направлены на архаизацию и стагнацию. Мультикультурализм уравнял политические права фундаменталистских религий и права религий, способных к постоянной модернизации. В этом смысле мультикультурализм привел к распространению неразвитых культур по миру, значительно пригнітивши культуры развиты.

Неразвитые культуры, получивших право голоса в публичном пространстве СМИ, начинали использовать их для пропаганды собственных норм. Это в конечном итоге привело к массовым миграциям из неразвитых стран в развитые и к терроризму. Миграции существенно изменили культурно-этнический состав развитых государств. В свою очередь, это привело к культурного протекционизма и ксенофобии в развитых культурах.

Все эти процессы коснулись и Украины. Но больше всего нас постигли именно изменения в экономической системе государства, связанные с переходом от коллективистского способа производства, основанного на общественной собственности на средства производства, к индивидуализированного способа производства, основанного на частной собственности.

Как разрушалась нынешнее украинское государство

Истоки кризиса сегодняшнего украинского государства нужно искать в СССР. В структурном плане СССР представлял собой совокупность крупных политико-экономических кластеров, которые были более-менее равномерно распределены территориально и связанные с профессионально-социальной структурой национальных республик - так было удобнее управлять. Когда происходил переход от СССР к независимой Украины, и экономика фактически была разрушена, казалось очень логичным, что возродить функционирование экономики возможно лишь через восстановление функционирования таких кластеров. Соответственно эти кластеры как ФПГ (финансово-промышленные группы) государство по сути дарила отдельным узким кругам бизнесменов для возрождения их функционирования на основе частных мотиваций. Поэтому, когда сегодня многие говорят, что мы имеем советскую экономику, то это в целом очень правдиво. Политико-экономические кластеры теперь, хотя и видоизмененные, возглавляют олигархи.

ЧИТАЙТЕ: Путин реабилитирует ГКЧП и перезахоронит Ельцина за Уралом

Именно олигархи стали теми, кто фактически разрушил украинское государство. Это произошло потому, что государство может выдержать более-менее безболезненно коррупцию малого и среднего бизнеса, но государство не может выдержать олигархическую коррупцию. То есть, пока покупаются отдельные чиновники, их еще можно отследить и наказать. Когда начинают покупаться фракции Парламента, целые министерства и суды - причем оптом, - этого государство выдержать не может, потому что исчезает ее системообразующая суть.

Природа олигархического бизнеса, основанного на советских политико-экономических кластерах, заключалась в том, чтобы заблокировать изменение экономической структуры страны. Сначала создается системная коррупция ради поддержки такого олигархического бизнеса, а потом такой бизнес превращается в олигополию - устойчивая связь олигархических кластеров с коррумпированной структурой государства. Олигополия не позволяет делать никаких экономических реформ, потому что реформы непременно привели бы к разрушению кластеров, а это противоречит мотивациям получения сверхприбылей олигархами. Итак мы были обречены жить в советско-олигархической системе, пока она на политическом уровне не столкнется с политически организованным малым и средним бизнесом. Никто не хотел верить, что олигополии достигнут уровня протодержавних образований, которые из-за войны будут претендовать на отделение от государства.

Государство в Украине проиграло исторически. Фактически на протяжении последних 15 лет государство была дойной коровой - ее доили продажные чиновники и использовал крупный олигархический бизнес. Государство не ставила целью ни одного публичного интереса и вообще не занималась перспективой страны. У государства отсутствовала какая-либо, хотя бы мнимая, стратегия в политической, социальной, экономической или культурной сферах. Государство не просто не создавала интегритет страны, а явно и непосредственно его разрушала.

Когда в 2010 году к политической власти в Украине пришел прямой ставленник олигархов, он захотел сам стать олигархом и принялся строить свою олигополию. Разница была в том, что предыдущие олигополии были построены изнутри экономических кластеров (снизу), а ставленник олигархов начал строить политическую олигополию за счет государства, которая была в его собственности (сверху). "Семья", как называлась олигополия президента Украины 2010-2014 годов, стала олигархическим кластером, построенным чисто политико-административным образом, через государственное рейдерство чужих средних бизнесов и частей крупных бизнесов. Государство была превращена в механизм построения новой политико-административной олигополии и ограничения возможностей развития существующих олигополий. Этот искусственный политический кластер столкнулся не только со средним бизнесом, но и с имеющимися экономическими кластерами существующих олигархов. В таком олигархическом конфликте были разрушены Парламент, Правительство, милиция, СБУ, суды, армия, государственная граница.

Мало того, существует серьезное подозрение, что "крышевала" такой политический проект олигархического окостенения украинского государства другое государство - Россия. Этому есть очень много подтверждений в течение 2010-2014 годов - широкое присутствие российских агентов на государственных руководящих должностях, в частности в Правительстве, СБУ, правовой системе; продажа боеспособной военной техники и организационное разрушение армии; разрушение милиции и психологическая антиукраинская обработка специальных ее отрядов; информационная украинофобская война за российские телеканалы, которая поддерживалась тогдашней украинской властью путем предоставления возможностей безальтернативной присутствии российской пропаганды в Крыму, на Востоке и Юге Украины; непосредственная работа российской элиты с украинской элитой относительно втягивания ее в орбиту российского влияния.

Следовательно, разрушение украинского государства мало двух выгодоприобретателей - приближенных к украинской власти украинских олигархов и российскую власть.

Конечно украинская община не могла все это наблюдать спокойно. Особенно раздражала многих тупость украинской власти, которая была описана как "серая пирамида", когда интеллект отстранялся от любых значимых властных должностей и от влияния на политические процессы в стране. Также невыносимой стала беспрецедентная системная коррупция, когда государство полностью утратило свою суть. Все институты государства до 2013 года были фактически разрушены.

Во время гражданского протеста 2013-2014 годов роль множество институтов государства смогло взять на себя гражданское общество - как вот охрана общественного порядка или гражданский контроль над городскими инфраструктурами. Одновременно множество вещей гражданское общество, даже очень хорошо организовано, не может на себя взять. Для этого нужны профессионалы, организованные в корпорации, или же принципиально другое государство и принципиально новая муниципальная власть.

В процессе гражданского протеста, украинское квазигосударство продемонстрировала три обстоятельства:

1) государственные структуры являются антинародными по своей сути и готовы убивать своих граждан (события января-февраля 2014 года);

2) государственные структуры есть хуже организованными, чем корпорации и чем даже самоорганизованные протестные общины (события 2013-2014 годов);

3) государство неспособно самостоятельно возрождаться, если нет воли самоорганизованного общества (события в Крыму и на Востоке Украины начиная с 2-го марта 2014 года).

Фактически до 2014-го года традиционное государство в Украине закончилось. Какие-то мнимые ее организационные формы, как Конституция, Парламент, Президент, Кабмин будут еще продолжать существовать по инерции, но их влияние на ситуацию в стране будет постоянно уменьшаться. Чем дальше будет продолжаться процесс приватизации государства олигархами, с одной стороны, и монополизация государством предоставление инфраструктурных услуг, с другой стороны, тем большему разрушению подвергается украинское государство.

Много функций государство в принципе не может выполнять качественно. Государство в принципе не может быть эффективным бизнесменом, даже когда это государственная монополия. Государство в принципе не может брать на себя интеллектуальные функции. Государство в принципе не может брать на себя монополизацию развития инфраструктуры. Даже публичный интерес государство может преследовать только под давлением и контролем общественности.

Государство-фантом

Давайте кратко взглянем на сегодня разрушены институты украинского государства - НБУ, силовые органы, армию, государственное управление, государственная граница. Вместо них остались лишь фантомы. И само государство стало фантомом.

НБУ сегодня - фантом. Если с него можно украсть деньги, как это сделал Янукович и его приспешники, то это значит, что это не государственный банк. Если мы не можем поддерживать стабильность гривны без постоянного роста внешнего долга, то это значит, что внутренней государственной финансовой безопасности у нас нет, а есть лишь внешняя финансовая безопасность. Государство не может более эффективно заниматься ни НБУ, ни непосредственно Золотовалютным Резервом. Государство постоянно использует эти структуры под текущие задачи, постоянно разрушая финансовую безопасность страны. Возможно НБУ нужно приватизировать, выделив из него Золотовалютный Резерв как отдельную возможно тоже частную корпорацию и заключив с ними государственные соглашения о выполнении четкого набора публичных функций.

Милиция сегодня - фантом. Милиции, которая отстаивает интересы граждан, а не корпоративные интересы или интересы бандитов, у нас нет. И речь идет не о востоке Украины, где милиция как государственный орган не просто не действует, а вообще выступает как частная структура на стороне сепаратистов. Милиция в Центральной и Западной Украине осталась только потому, что здесь за ней больший общественный контроль. Когда революционные процессы пойдут на спад, милиция снова возьмется за старое. Очевидно милиция должна быть поставлена под непосредственный контроль общественности, а ее руководители должны стать выборными для каждой местной общины.

СБУ сегодня - фантом. До Януковича СБУ относительно хорошо умела создавать страшилки для государственных чиновников, а основа ее работа заключалась в крышевании инфраструктурных и маргинальных бизнесов и надзор за оппозиционными политиками. За Януковича СБУ, с одной стороны, стала основой рейдерских процессов, а, с другой стороны, стала размываться иностранными агентами до такого состояния, что было уже не понятно, на безопасность какой страны она работает. СБУ должна быть создана заново, с новыми целями и с новыми традициями

Армия сегодня - фантом. Давайте взглянем на попытки государственной армии решить проблему сепаратизма на Востоке Украины. Если посмотреть внимательно на ситуацию на протяжении последних месяцев, то можно сделать вывод - или идет мощный саботаж от государственного управления армией, или же у нас просто в принципе нет военных специалистов. Речь идет о том, что государство в принципе не способна вести мережецентричні войны.

ЧИТАЙТЕ: Евромайдан является стартом формирования полноценного гражданского общества в Украине, - Покальчук

Если так, то мы должны признать - нам нужна другая армия, чтобы вести современную войну. Очевидно, что современную войну наиболее эффективно могут вести частные военные группировки.

Стратегическая государственная позиция могла бы заключаться в следующем - лицензирование частных армий и координация их действий. То есть лицензированные частные армии считаются легальными и работают на государство, а нелицензированные частные армии являются незаконными вооруженными формированиями и подлежат уничтожению. Следовательно у государства появляется важная функция - управление частными армиями во время войны и содержания их под контролем в мирное время. Это принципиально другой подход, чем государственная армия на контрактной основе, потому что в таком случае контракт заключается не с отдельными военными, а с частными военными компаниями.

Мы, кто стоял на Майдане, хотя бы задумывались о том, что частные армии Коломойского, Ляшко, Тимошенко и т.д. до сих пор являются незаконными вооруженными формированиями? Мы их не легализуем, но легитимизируем, потому что они якобы за Майдан? А они за Майдан? Или они пока демонстрируют, что они за Майдан? А за Майдан они будут завтра? А какие у нас как украинских граждан являются гарантии? Эти армии не лицензированные так же, как частные армии Гиркина и компании.

ЧИТАЙТЕ: Коломойский продает армии топливо по завышенной цене

Мы действительно считаем, что проукраинский региональный сепаратизм Коломойского чем-то лучше, чем мерцающая - то пророссийская, то проукраинская позиция Ахметова? Чем лучше? Почему мы думаем, что частные интересы Коломойского, конъюнктурно позиционированы как проукраинские, является стратегически государственными? Коломойский сейчас выдал украинскому государству крупный кредит. Но как талантливый бизнесмен он захочет этот кредит вернуть от государства. Мы уверены, что возвращение этого кредита будет публичным?

Государственное управление сегодня - фантом. Уже в те времена, когда мы занимать деньги за рубежом и вынуждены были принимать решения под диктовку МВФ, наличие государственного управления была сомнительной. В ситуации, когда мы все больше и больше будем интегрироваться с ЕС, государственное управление будет заключаться лишь в координации выполнения решений надгосударственных структур. То есть не будет государственного управления, будет государственная координация. Чтобы отстоять наличие государственного управления в стране, нам нужны будут органы прежде всего стратегирования и стратегического управления. С ЕС невозможно будет работать в управленческом режиме, только в режиме стратегирования, которое будет оперировать инфраструктурными, технологическими и корпоративными процессами.

Государственная граница сегодня - фантом. Вообще государственную границу в независимой Украине имел лишь квази-экономические функции - организация поборов с импортно-экспортного бизнеса и крышевание контрабанды. Когда началась война с Россией, государственную границу оказался в принципе не то, что не приспособленным к новой ситуации, а несуществующим. Беспомощность государства в преодолении прозрачности украинско-российской границы наиболее очевидно демонстрирует ее бессилие. Никакие межгосударственные решения не смогут изменить эту ситуацию. И не потому, что Россия и Украина не хотят иметь границу, а просто потому, что украинским и российским корпорациям и корпоративным армиям государственную границу невыгоден. Государственная граница должна быть поставлена под контроль общественности, потому что ни государству, ни существующим корпорациям государственную границу доверять нельзя. Вряд ли государственную границу можно доверять частным армиям.

От фантомного к конструктивному государству

Можно ли вообще возродить украинское государство, и кто именно может это сделать? По моему глубокому убеждению, для возрождения государства уже невозможно просто восстановить функциональность архаичных ее форм, ибо они не будут работать в новых условиях. Следовательно необходима не реформа государства, а построение принципиально нового государства на институциональном уровне. Это вопрос наличия стратегии государства и процесса перспективного и оперативного стратегирования.

Для создания государства нового типа внутри страны на институциональном уровне должна появиться стратегическая позиция, которая может противостоять стратегиям России, Европы и США, независимо от наших геополитических ориентаций. В современном сложном мире государство это то, что может иметь независимое (суверенное) стратегию, которые бы институты или организации под этим не понимали. Имеем независимую стратегию, значит есть государство. Не можем иметь независимую стратегию, хоть и имеем все государственные атрибуты, нет государства.

Самое проблемное в этой ситуации, что здесь нельзя апеллировать к Майдану, потому что создавать систему стратегирования могут только интеллектуалы - спокойно, вдумчиво и веско. Относительно создания нового государства нам нужен не олигархический консенсус, а элитный консенсус. Этот элитный консенсус как раз должен исходить из ограничения олигополий в государстве, выступать за разукрупнение существующих олигополий. Новое государство - это новая экономика, новая политика, новая социальная структура и новая культура. Проще и дешевле все равно не получится.

Давайте посмотрим на те пути, которыми могла бы пойти государство в это нелегкое для Украины время.

Если смотреть на перспективу, то ничего фатального с нашим государством не произошло. Если иметь революционную стратегию, можно создать новое государство, и этим обогнать другие страны в деле разгосударствления и демонополизации сферы инфраструктурных услуг. Это означает в когнитивном плане создания конструктивной государства. То есть государство должно представлять собой большой конструктор модульного типа, когда с разных корпоративных и индивидуальных функций собирается публичная сфера предоставления инфраструктурных услуг. Причем такое государство точно будет не территориальный, а топологический измерение - это конструктивная сетевая государство.

Т.е. если какой-то условно топологически-сетевой фрагмент мира действует внутри определенной стратегии в течение определенного длительного времени так, что мы можем только постфактум (ретроспективно) зафиксировать новое порождаемую ею реальность или набор реальностей, которые противостоят другому или другим реальностям, то мы имеем дело с конструктивной государством, действует стратегически. Современное государство это не аппарат служащих, а фиксированная в стратегии конструкция связей, функций и процессов и т.д., реализуемых за наемными государственными контрактами корпорациями и индивидуалами. Стратегия - это не только принцип долгосрочной и масштабной действия государства как субъекта, но одновременно и конструктор самого государства.

Давайте, например, посмотрим на проблему государственной контрпропаганды в ситуации информационной войны государственно-авторитарных СМИ России. СНБОУ так и не смог осуществить эффективный информационный сопротивление (контрпропаганду). Даже при наличии понимания в соответствующих подразделениях этой структуры для этого необходимы другие способы организации информационной реальности, чем это позволяет сделать архаичная и разрушенное государство. Иначе говоря, как можно в демократическом обществе вести контрпропаганду против вражеской пропаганды? Мы же не можем подчинить частные СМИ задачей государственной контропропаганди, а государственные СМИ не являются эффективными в демократическом обществе.

В то же время некоторые корпорации могут выполнять такую работу. Вот существует у нас группа http://sprotyv.info/ru "Информационное сопротивление" Дмитрия Тимчука. Она имеет четкую организацию и четкий информационный продукт. В итоге именно эта группа по факту делает то, что должна делать информационная служба СНБОУ. То есть эта частная структура представляет собой корпоративный кластер, который бы мог задействовать государство на условиях аутсорсинга. Но для этого опять же нужна лицензия, контракт с государством и координация действий. Но самое главное - в Конституции должно быть предусмотрено аутсорсинг как принцип функционального конструирования государства и стратегирования как принцип процессного и связной конструирования государства.

Другой пример - децентрализация, о которой сейчас так много говорят. В отличие от федерализма, который просто является двухуровневой централизацией, децентрализация порождает сетевую структуру государства, где узлами сети являются местные общины. Это означает децентрализацию политической власти, госбюджета, социальной и культурной политики. Это гораздо более сложная структура государства, чем федеральная. Децентрализованное государство будет означать необходимость позиции, где все эти децентрализованные локусы будут собираться в единое целое. Такой позицией может быть только процесс государственного стратегирования, который будет генерировать стратегии совместных действий как частных корпораций, так и усамостійнених местных общин. В то же время децентрализация будет возможна лишь тогда, когда будет проведена последовательная деолігархізація страны. Иначе, местные общины попадут в зависимость от олигархов.

ЧИТАЙТЕ: Децентрализация может быть успешной формуле госустройства для Украины, - Сикорский

Или возьмем, например, тот же Национальный Институт Стратегических Исследований. Зачем нам тратить деньги на абсолютно неэффективного монстра, если конкурентный подход к закупке услуг стратегирования на коммерческом рынке мог бы частично решить проблему? Если же необходимы какие-то оперативные структуры стратегической безопасности, то их можно опять же найти на коммерческом рынке как корпоративные функциональные модули (анализ, исследование, планирование и т.д.) Как показывает опыт стратегических корпораций Рэнд или Стратфор, это возможно в США. А если это возможно в других странах, то почему это может быть невозможно у нас?

Частные армии тоже могут быть интегрированы в государственную армию на условиях аутсорсинга, чтобы после окончания войны они не были переключены на цели частного рейдерства. Единственное, что мне остается непонятным, почему бизнесмены, создавая частные армии, не поддерживают, например, "контрпропагандистський батальон" или "кибер-батальон". Не только вооруженные огнестрельным оружием войска воюют в современных войнах. В этой войне воюют также журналисты, публицисты, интеллектуалы и даже философы. В этой войне воюют также хакеры и блогеры. Одна "контрпропагандистская сотня" стоит в десять раз дешевле, а ее эффективность в десять раз выше, чем эффективность частных армий. Настоящая информационная война это-концептуальная война, что включает в себя кибер-войну средствами в том числе социальных сетей.

То есть речь идет о корпоративной кластеризацию государства. Речь идет о создании корпоративных модулей в инфраструктурных сферах (безопасность, управление, транспорт, телекоммуникация, информация, здравоохранение, образование, технология и даже наука), которые могли бы быть привлечены государством на условиях аутсорсинга в структуру государства как таковую. Государство теряет монополию на инфраструктуры безопасности и обеспечения базовых жизненных функций. Государство имеет сущностно использовать конкуренцию корпораций, предоставляющих функционально-инфраструктурные услуги. Привлечение корпораций происходит внутри публичного исполнения госбюджета и путем публичного процесса проведения тендера на закупку таких корпоративно-индивидуальных услуг.
Только не нужно говорить о государственной тайне. Все, кто говорит сегодня о государственной тайне, это коррупционеры и преступники. Единая государственная тайна, которая существует в современном мире, это тайна от своих граждан, которую при этом знают заинтересованы спецслужбы других стран. Государственная тайна это не что иное, чем тайна о дерибане госбюджета и государственные преференции частным компаниям. Ни разу, когда я получал возможность ознакомиться с государственной тайной, в ней речь не шла о публичный интерес страны. Неизвестно или вообще в какой-то стране существует государственная тайна, которая бы защищала не интересы отдельных государственных структур или корпораций, а защищала бы публичный интерес граждан.

Корпоративный аутсорсинг государства впервые делает инфраструктурные услуги, которые ранее оказывало государство монопольно, частными, публичными и конкурентными. Только такой путь позволит нам хоть как-то восстановить государство. Сначала это будет даже квазигосударство, но она по крайней мере будет.

И все это возможно лишь тогда, когда мы смотрим на государство стратегически, когда рассматриваем все структурные и функциональные ее традиции с точки зрения инноваций, нерутинно, перспективно.
Если же мы не готовы к продолжению революции отношении государства, тогда давайте забудем о государстве Украина. Давайте тогда готовиться к гражданской олигархической войны на нашей территории - к долгой и кровопролитной войны, в которой государства уже не будет, а будут только олигархизованные фрагменты территории страны. Потому что это непременно будет следствием нашей нерешительности в государственном процессе.

Сергей Дацюк, философ

Оригинал: DIALOG.UA

Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

24 06 2014 13:59
МЕДИА
iPRESS советует